Стокгольм, день весеннего равноденствия

Мы припустили со всех ног: состав короткий, и объявление об этом по-английски промелькнуло на табло лишь в самый последний момент, за минуту до отправления. Эта блондинка в розовой шапке грубой вязке обратилась ко мне с вопросом, не знаю ли я, дойдёт ли следующий поезд до нужного ей пункта на Å. Я приготовилась прибедняться, но ответить смогла, да и выяснилось, что это нужный нам обеим маршрут. Машинист прекрасно видел из своего укрытия, как мы несёмся по перрону, и надеюсь, вряд ли тронул бы состав без нас. 

Continue Reading

Неделя 5. Весенняя изломанность, или По следам «Клетчатого»

Изломанность, клиповость, внезапность и фрагментарность. Особенно после гениального удаления всех контактов с телефона. И публикации не дающей покоя кучки мыслей и ощущений.
Всю неделю никак не давалась копия пикассовского портрета Амбруаза Воллара.
Continue Reading

Милан-вулкан

Во Флоренции мы скорбно отказались от морских гадов гратен. Не вспомнили при заказе, что гратинирование — обжаривание, в том числе в муке или сухарях. Вот и прилипли со своей строгой безглютеновой диетой. В уличном кафе, во дворике на скособоченном булыжномощёном кривом многоугольнике, под белыми зонтиками, по соседству с разговорчивыми немцами с хорошим аппетитом.

Continue Reading

Не есть, не молиться, работать и любить

Год прошёл после публикации моего почти камингаутного текста в журнале «Может быть по-другому».

Как же трепетала я тогда, делая репост в соцсетях! Аа, меня же читают и родные, и друзья, и знакомые!

Вчера начала мимоходом смотреть не полюбившийся ещё давно из-за своего названия автобиографический фильм Лиз Гилберт с неотразимой Джулией в роли её самой. Хмм… Здорово, наверно, врачевать душевные раны и переживать экзистенциальные кризисы зависая в Риме. Слушаясь повелительного «ешь» — глушить их неземной итальянской снедью. На «молись» просмотр прервался, и дальше я не продвинулась. Впереди оставалось «люби»…

Continue Reading

Неделя 4. Сеансы магии без последующего разоблачения

Удивительным образом в последнее время многое вокруг напоминало о «Мастере и Маргарите». Подталкивало перечитать роман. То Magisteria расскажет о лжи и правде в мире вечном и мире сиюминутном. То в застольном разговоре под Primitivo di Manduria услышу, что главы романа в точности следуют дням Страстной недели.

Continue Reading

Неделя 3. Убрать чернил и хихикать

Рисовать каждый день удаётся вот уже третью неделю. Такого со мной в жизни ещё не случалось. Даже когда я служила редактором классной стенгазеты и всевозможных «Боевых листков». Ну, и плакаты-афиши тоже случались. Из любимого, но не сохранившегося — афиша к «Двенадцати» Блока, поставленным финэковским студклубом. Тогда я вдохновилась советским агитфарфором 20-30х, виденным в Русском музее.

Continue Reading

Шпионские страсти, или Вечно в кожаных перчатках…

На родине студента Ансельма и золотых змеек с чудным взором темно-голубых глаз, на берегах вальяжно текущей Эльбы…
Дело было в Дрездене, в прошлом августе. Вместо чудес из гофмановского «Золотого горшка», а также помимо действительно чудесных видений в Галерее старых мастеров, посчастливилось мне набрести на выставку про шпионов. Её временно организовали в одном из торговых центров.

Continue Reading

Неделя 2. Музеи, дизайн, буквица

Музейная получилась неделя, взятая с разгону после акварельных и монпарнасских радостей. После мыльной оперы в прошлую пятницу наконец попали с племянником на великолепную выставку древних камей и скарабеев в Эрмитаже.

Continue Reading

Съешь мыла, или Как вскрыть заклинившую дверь

Собралась с племянником в пятницу в Эрмитаж.
Всю работу поскорее закончила, несмотря на её большое количество — как всегда, сумбурной, спонтанной и как всегда, навалившейся поближе к самому концу недели.

Continue Reading