Celebrate, или Куда унесет река

Вчера тема рек и морей, так наводнившая мои сны, неожиданно вылилась в почти-море на Приморской. Причем в центре за полчаса до этого, спеша в метро, я выбирала специально теневую сторону улицы, — солнца был явный излишек. Устремившись к выходу, сразу не поняла, почему народ не спешит выходить, и с чего вдруг кто-то прошелестел мне сзади: “Смелая какая!”.

Continue Reading

Прогулочное, уже июльское

Васильевский — захолустье. Обилие машин с московскими номерами, как ни странно. Уютная вафельно-коктейльная кофейня на 10 линии, где насладиться трубочкой с варёной сгущенкой и орехами не мешает даже запах соседствующей звериной еды.

Continue Reading

Июньское прогулочное

Вчера не попала за ограду садика при Владимирском соборе: он открыт до 18:00. Сегодня попала. Уселась на скамейку. Гигантские ирисы, пахучие пионы и кусты азалий — не азалий… Парень — явный отец семейства — обратился ко мне с вопросом, как к завсегдатаю, что-то завел о крещении ребенка. Я сразу отрицала свою воцерковлённость.

Continue Reading

Смоленское лютеранское

Сломанная во время недавнего урагана кленовая ветка с молоденькими «вертолётиками» перегородила выложенную гранитной брусчаткой боковую дорожку на одном из ближних к выходу на Смоленку участков. Никто не убирает. А впрочем, ничего ужасного: тихо, зелено, стрекочут дрозды.

Continue Reading

Мифы о пломбире, или Декада возрастных интенсивов

Вчерашним утром, теплым и слегка затхлым, стояче пахнущим нагретым асфальтом и — наконец-то! — зеленой стриженой травой, я вдруг вспомнила мороженое из детства. Даже не мороженое, а монеты, которые мы с сестрой получали на него от родителей: открывался кошелёк или бумажник, и из кармашка для мелочи бережно вытаскивались или торопливо выгребались серебристые гривенники и двадцатикопеечные, медные красноватые пятаки. Или нам давали бумажный жёлтенький рубль — разной степени обтёрханности.

Continue Reading

Помпейские пустоты, северный лагерь Траяна и курс по римской архитектуре

Профессор Дайана Клейнер очень любит рассказывать о сортах итальянского мороженого и показывать фотографии из семейных архивов о своих поездках в Италию. Но это не мешает её лекциям быть увлекательными. Именно от неё я услышала то, что и было основной идеей курса на Курсере о римской архитектуре, — римляне изобрели бетон! Буквально с первых лекций я потрясена этим известием. Хотя информации об этом полно везде — и в интернете, и в книгах.

Continue Reading

Слышать себя и другого

На втором примерно индиве Денис предложил мне закрыть глаза и, взявшись за кончики пальцев, мы стали ходить по залу в разные стороны. Точнее, он вёл, я — велась. Стараясь чувствовать малейшие движения пальцев партнёра, — велась гораздо лучше и понятливее, чем с открытыми глазами!

Continue Reading

Июнь пахнет пионами, или 30 лет спустя

Мне было всего 16, оказывается. В этом году 30 лет как я живу в Питере. Ну, и 30 лет выпуска из школы отмечают мои одноклассники. Я, как и пять лет назад, не поехала во Львов. Поеду как-нибудь в другой раз, без столь пафосного повода. Просто пройдусь по старинному центру, выпью лучшей в мире кавы с непревзойдённым маковым тортом или сырником (творожным пирогом).

Continue Reading

Нельзя, Несмей и Стыдись

это вреднюги, существа непонятной природы, одетые в чёрные плащи с капюшонами. Они встречаются персонажам книжки сказок Дональда Биссета «Забытый день рождения», почти в самом конце их путешествия по Реке Времени. Они постоянно ворчат, всячески пакостят всем и вся, зачем-то портят часы на городской башне, подговорив мышонка Диккери перевести стрелки (ох, сразу вспоминаю лекции Софьи Залмановны Агранович: вот она, мышь — животное-медиатор, посредник между миром живых и мёртвых! Да и река — богатейший мифологический и сказочный образ!).

Continue Reading