Весной запахло

Весной запахло | Блог без правок

Нумерация дней весьма условна. Просто придерживаюсь привычного разбиения на недели.

После поездки, да и в поездке, особо не рисовала. Приехала — занялась открытками и вернисажем. Но Питер стоит на месте и требует к себе внимания. Всё как всегда. Не смогла противиться.

День первый.

Летела в Милан, надо было чем-то заняться — три часа полёта. Упаковала с собой массу принадлежностей, но порисовать удалось лишь пару раз, и то — так-сяк.

Весной запахло. Дерево на Марата | Блог без правок   Весной запахло. Дерево на Марата. Карандаши | Блог без правок

Дерево в солнечный февральский день. Карандашики из коробки с лисой не шибко разнообразны по цвету, потому весёленькое в оригинале небо получилось унылым. Больше всего понравились узловатости дерева. Для него разнообразия «лисьих» цветов почти хватило.

День второй.

Честно достала блокнот и порисовала, «пока несли саке». Нашла в Вероне замечательное по вкусноте и радушию место, возблагодарила мысленно хозяйку апартаментов, давшую такую славную рекомендацию.

Весной запахло. Ужин в Вероне | Блог без правок     Весной запахло. Ужин в Вероне. Карандаш | Блог без правок

Как и в Венеции, быстренько набросала хлебную корзину, воду, приборы… И тут принесли вкусную еду!

День третий.

В Грумелло дель Монте жила в номере мотеля, выходящем окнами на абсолютно пейзанский ландшафт. Проснувшись рано — около шести, застала занимающуюся зарю.

Весной запахло. Утро в Грумелло | Блог без правок

Пока собиралась на завтрак, застала уверенно солнечное утро, в пять минут набросала нечто, отдалённо напоминающее пашню и — оливы, что ли?

Весной запахло. Утро в Грумелло | Блог без правок     Весной запахло. Утро в Грумелло, карандаши | Блог без правок

Те же угольно-масляные карандашики, вполне подошли для цветовой гаммы итальянского деревенского пейзажа весной.

День четвёртый.

Вечера стали светлее и длиннее, потому и гулять, и фотографировать куда привольнее. Правда, приуныла после итальянского тепла и солнца.

Весной запахло. Угол Марата и Кузнечного | Блог без правок   Весной запахло. Угол Марата и Кузнечного, пастель | Блог без правок

К тому моменту, правда, кое-какие картинки развесила в «Книженции» — у меня приключилась первая в жизни выставка!

День пятый.

Тот же угол Марата и Кузнечного, десятком метров ближе к Владимирской площади. Дом справа примечателен не только тем, что на нём висит табличка «В этом доме жила и 29 июля 1828 года скончалась няня А.С. Пушкина Арина Родионовна».

Весной запахло. Дом Арины Родионовны | Блог без правок     Весной запахло. Дом Арины Родионовны, пастель | Блог без правок

В нём, если верить составителю книги «По улице Марата» Дм. Шериху, не только жила сестра Пушкина, Ольга. Там же позже была кухмистерская, где подавали неведомую рыбу лабардан, в ней столовались словесники Серебряного Века. А сейчас здесь редакция «Санкт-Петербургских ведомостей».

День шестой.

Дом с витринными окнами на углу вечно запруженного транспортом Кузнечного и тихой Пушкинской. Оказалось, — особняк Струбинского, меблированные комнаты «Пале-Рояль». Если перейти по ссылке, можно увидеть пёструю мешанину известных имён — кто только не перебывал здесь!

Весной запахло. Меблированный дом "Пале-Рояль" | Блог без правок   Весной запахло. Меблированный дом "Пале-Рояль", пастель | Блог без правок

А рисовать дома с окнами наверно я не перестаю по той же причине, по которой продолжаю смотреть в глаза людям, — только так можно увидеть их настоящих.

День седьмой.

Обычный мартовский день. Днём — обманчивое солнце, на котором грелись и ближневосточный пришелец на велосипеде в неоновом жилете центрального ЖКС, и интеллигентный седовласый бригадир, в очочках и с ломом, поспешавший крушить двухэтажную чёрную каменную насыпь из слежавшегося снега, и бритый плейбой в ковбойской фетровой шляпе, бесстрашно подставивший хрящеватые уши почти тёплому ветерку…

Весной запахло. Памятник Боткину | Блог без правок     Весной запахло. Памятник Боткину, пастель | Блог без правок

А я не совпала по цвету с холодностью фотокартинки — перетеплила вечернюю красноту фасада Военно-Медицинской Академии. Перед ней, склонив голову и как бы не желая смотреть перед собой, стоит спиной почти ко всем прохожим профессор Боткин.

Ночью, как бы в оправдание внезапной глубокой синеве вечера, закружила жизнерадостная мартовская метелица.

You may also like