Рисовать зиму. Неделя 2

Пряничные Дед-морозы

Чтобы выполнить задание и написать — что же вдохновляет, — требуется усилие. Ибо на дворе декабрь, время повальных простуд и спячки. 

А задание недели в группе Быть Художником — рисовать окна. Вид на окна, вид из окон… Материал — уголь.

Первый вечер — кухонное окно и пряники на тарелках. Лежат, пахнут. На градуснике — околоноля. Цветы от сестры стоят молодцами. Картинка маслом, подарок Ирины, — прячется, но скоро я придумаю ей достойное место на стене.

Окно. Пряники. Зима

Шарообразная птица Глаша вся напыжилась от навалившейся ответственности. Выпекли и неокрашенные на окно поставили. А ты — охраняй…

Второй день — окно на улицу Марата. По которой ходит трамвай, а напротив — балкон с проросшим на нём иван-чаем.

Окно с видом на улицу Марата

Летом, летом иван-чай, конечно. Зимой этот балкон — просто обваливающийся старый фонд, затянутый зелёной сеткой.

И окно с фотографии Максима Атаянца, что щедро выложил картинки из своих путешествий по Италии и Азии. И я с них периодически срисовываю.

Армения. Арцах. Монастырь Дадиванк    Арцах. Дадиванк. Рисунок

Это монастырь Дадиванк в Арцахе, Армения.

Вечером следующего дня, уходя с работы. Выделила заданные 10 минут, чтобы выскочить на площадку и — углем! углем! полюбившимся, кажется, всей группе Подольским прессованным! — набросать вид на великолепное окно-фонарь дома на Марата.

Дом купца Бажанова. Лестница, окно

Ни прекрасной синей майолики дворовых фасадов не видно, ни окон напротив, в которых видны книжные стеллажи. Темно. Свет фонаря со двора тоже не получился. Но и обваливающейся КГИОПовской лепнины тоже не разглядеть.

Вечером дописала две сказочки. В тоске по солнцу — обе получились о летнем солнцестоянии. О воронах, которых вижу и слышу в окно. И снова о муми-троллях. Когда-то выдумала и люблю слово «мумитро».

Следующий день. Уныло всё. Под конец дня спохватилась, хоть окно спальни порисовала.

Окно спальни. Уголь, бумага

Наконец попробовала использовать резинку для изображения прозрачности тюля.

Балкон. Выставила на зимовку = проветривание недопродышавшихся персонажей истории о куклах. И вдруг они оказались живыми. Стоят, прижимая к себе кто лыжи, кто мешок, вглядываются в темноту, ждут…

Балкон. Елка, игрушки, окно

Кого? Снежную Королеву? Деда Мороза — сурового, но оттаивающего на детсадовских утренниках? Или Санта-Клауса — ненастояще мягкотелого, уже почти мультяшного, переиначенного из Св. Николая?

Что же вдохновляет? Вдохновляет поток шедевров в ленте группы. Вдохновляют успехи детей. И сами дети. После посиделок с ними весёлое настроение зашкаливает.

И — когда делаешь что-то руками, будь то размазывание угля по бумаге, печение новогодних лакомств или вязание тёплых шарфов.

Назавтра немного почиркала угольно-масляным карандашом. Снова из запасов Максима Атаянца.

Армения. Кобайр, монастырь. Фото    Кобайр, монастырь. Рисунок

Кобайр, монастырь. Обменялись с товарищами в группе, что хорошо бы съездить в Армению.

Ну, и последний вечер недели. Когда все достойные внимания окна порисованы, вспомнила о самом главном.

монитор на работе. угольный карандаш

Куда ж без него. А насчёт вдохновения на сегодня стала размышлять немного позже, в двенадцатом часу. Раскрашивая очередную порцию из огромной кучи пряников. Класть их уже негде. Потому уж начала упаковывать.

You may also like