Закарнизник Пылевой

Предок Муми-троллей

И он не домашний эльф! И не умеет сквозь стены проникать, а ходит как все — через двери.

Закарнизник обозлился на самого себя: растяпа распоследний, потащился тогда в ванную, чего хотел там увидеть? Нет, он не собирался подглядывать как она моет свою голову, у него были дела поважнее, в шкафу со швабрами.

И — на тебе! — снова заперли, как тогда…

…- Товарищ Пылевой, — сдержанно и с достоинством представился он заинтересовавшей его своим интеллектом Лифтёрше.
Ясное дело, она была заинтригована: почему «товарищ»? Тайны? Конспирация? Кожанка и псевдоним?

Он обитал на световых карнизах, а почти литературный псевдоним взял давно, когда пыли в этих незаметных и труднодоступных пылесборниках скопилось достаточно. За восемь лет никто её не убирал, вот и пожалуйста.

(На иллюстрациях — конечно, Предок из «Волшебной Зимы». Кажется, Закарнизник похож на него больше всего).

Обычно он её, конспирацию, соблюдал безупречно. Не подкопаешься.

Пару раз, правда, его чуть не застукали в кухне за поеданием Нутеллы. Еле ноги унёс. Но кто же мог знать — и тем более кто мог рассказать на лекциях в школе домовых, на факультете закарнизников — что это так чертовски вкусно! Закладывало все органы чувств, кроме вкуса, и он становился уязвим для любых воздействий, — бери его голыми руками.

За банку Нутеллы, пожалуй, он мог бы что угодно совершить. Даже сигануть с карниза вниз.
А Мама всё время ворчала на Девочку, что шоколадной пасты не напасёшься.

Жил он, пожалуй, уединённо. Общался перестукиваниями с домовыми со всех сторон. На общие собрания предпочитал не ходить. Не то чтобы важности на себя напускал, хоть и не без этого, конечно.

А что толку в этих собраниях? Обсуждать, кто курил в туалете, кто носит хозяйкины каблуки да звонко кидается металлическими шариками? Или кто обучился лаять по-собачьи и изводит соседей целыми днями, хоть собаки дома и нет? Нет, его интересовали предметы повозвышеннее.

Волшебная зима. Предок

Потому, наверно, и стал приглядываться, точнее пока прислушиваться, к Лифтовичке. Она бывала в самых высоких инстанциях, может даже в горних высях. Кто её знает. Глядишь, у неё можно будет научиться стихи писать.

Пойти в поэты было его давней мечтой. Но пока получалось только найти рифму к слову «пыль» — быль, ссыль, мыль, горбыль…
Дальше дело не шло. Дальше в голову лезли вещи куда более прозаические: поесть, прогуляться низом, пока дома никого нет, поболтать с роботом-пылесосом. Круглощёкого парня звали Гоша, и он добродушно обсуждал с Пылевым их возможные — очень дальние, но всё же — родственные связи.

Вот и тогда, после дневного сна в кухне-гостиной, он собирался навестить своего, как ему нравилось высчитывать, пятиюродного кузена. И уже даже слышал, что Мама сейчас подойдёт, откроет дверь, и он сможет выскользнуть. Она подошла, подёргала ручку, но дверь не открылась…

…Ту историю он как-то пережил, ладно. Гоша, свой в доску, всё понял, потому что сам видел всю эту суету с приездом Папы и открыванием заклинившего замка.

А теперь?! И ведь не объяснить ничего Лифтёрше, — она ждёт его на общем балконе, как условлено. А потом — потом он отчаянно стучал в воздуховод рядом с лифтовой шахтой, даже кричал, умолял, но всё без ответа.

Предок Муми-троллей

Объяснял, что его снова заперли, что дверь заклинило, что Мама даже по первости справилась и открыла дверь ванной, но потом не подумав заперла себя сама, и тут уж пришлось подключаться Дочери.

Ладно. Теперь он втолкует всем своим детям, внукам и правнукам, что в помещении всегда должен быть кусок плоского пластика. Скидочная карточка, а лучше — боковина бутылки от воды «Байкал», пока лучший из найденных вариантов.
Чтобы иметь возможность — даже если сам себя запер — открыть заглючившую межкомнатную дверь изнутри.

Хотя — какие тут дети, а уж тем более внуки-правнуки, когда даже на свидание не сбегать. Вечно тебя запрут не вовремя.

You may also like