Нежное и страдающее

Кельн. Рельеф над входом в дом

События дня располагают прислушиваться к себе. Хоть и происходит сплошь внешнее всё — встречи, разговоры на подъёме и праздничное даже настроение.

Утро, бегу на выставку. Снова по тихой улочке Greichenmarkt. Снова вижу на мостовой бронзовые «булыжники», кажется, наподобие наших знаков «Последнего адреса».

Кельн. "Камни преткновения"

Имена детей — 2 и 5 лет. Или ещё меньше, смотря как считать.

Подземная остановка городского трамвая — Poststrasse.

Кельн. Остановка трамвая Poststrasse

Очередная бесплодная попытка порисовать хоть как-то, урывками. Такой вот урывок в лаунж-кафе на стенде.

Ноги. Набросок ручкой

Ещё урвала: перед выходом из апартаментов на корпоративный ужин. Стандартный икеевский Будда и псевдо-старинные подсвечники.

Икея. Аксессуары для дома

Почему-то душевные отношения между бывшими коллегами одной из партнёрских фабрик вызвали сегодня тёплую волну умиления. Хоть и кажутся эти люди иногда сухо-деловыми, иногда — дежурно-бодрыми.

Кельн. Витражное окно в пивной

А на самом деле, они мягкие и уязвимые. Хотя, конечно, понимаю, что речь не о них, а о моём восприятии видимого.

Вот с этими табличками-булыжниками не разобралась. Кто понял, подскажите, что написано о тех людях?

Кельн. Камни преткновения на мостовой

Вечерние бодрые клики и рабочие разговоры за ужином в другой компании, за быстро пустеющими колбами свежего кёльша — высотой под потолок.

Кельн. Пиво в пятилитровой колбе

Но откуда это ощущение, что собеседники — нежные страдающие люди?

Кельш. Рисунок, карандаши    Свеча и горчица в банке. Рисунок

День длинный, насыщенный. Спать пора. Потому так и думаю, что самой пора отдыхать и заботиться о себе, должно.

Кельн. Наклейки у входа в пивную

Собор так и не увидела вблизи. В этот приезд вряд ли успею.

You may also like