Неделя 29. Бетховен, Ван Гог и цветочки

Лесная дорожка в Ольгино

Плавное течение рисовальных недель, заданное Стодневкой, сбилось. Сумбурный отпуск длиной в неделю всё смешал и переставил. А первый день марафона «Рисуем радость», объявленного Еленой, пришёлся на пятницу 1 сентября. Вместо привычной субботы. Да и с поисками ежедневной радости не всё просто.

XII.1. Поделилась сомнениями в поисках рисовабельной радости с другом. Посоветовал в ответ: «Нарисуй музыку Бетховена». «Вот человек, умеет подсказать, чтобы сразу легко стало!» — ворчливо подумала я. Но тут же вспомнила, как в последнем будапештском пристанище с утра слушала компактно разносящиеся по двору записи, кажется, как раз Бетховена. Сделала тогда снимок ностальгически узнаваемых балконов, просунув телефон наружу сквозь решётку своих апартаментов.

Будапешт. Двор-колодец     Двор-колодец. Пастель

Вытащила фотографию, мелки и — давай. Любимые цветные окошки. Усмотренные на ближней решетке синие блики. Немного накосячила, конечно. Рисуя, не заметила как покривились карнизы. Да и ладно.

Про контраст старалась не забывать. Но как же трудно рисовать кованые решетки и лепные украшения — только сухой пастелью! Конечно, прошлась угольным карандашом. Но хорошо бы опробовать и тушь всерьёз.

XII.2. История про дубы у дома в Секешфехерваре. И сам наш дом. Который давно уже не наш, конечно. Удивительно, что дубы практически не выросли почти за сорок лет. А вот платан справа — мне совершенно не знаком. На его месте, совсем рядом, рос когда-то орешник. Ещё стоял турник, на котором кто висел вниз головой, а кто — выбивал ковры.

Дом детства. Венгрия    Дом детства. пастель

Сами собой врисовались схематические, «палеолитические» — мы с сестрой. Пляшем под дубом, закидывая ключ с ленточным хвостиком как можно выше, чтобы получился «салют». Нас почти не разглядеть, мы фантомные… Но дверь бани нарисовала — как было тогда. С крылечком, зелёную. Это сейчас там квартира. А прежде — стоял титан, родители его топили, там мылись и стирали.

XII.3. Купила у женщины на остановке разлюбезные моему сердцу астры. В кои-то веки в кармане оказались наличные. Эти цветы традиционно не только деньрожденные, но ещё и первосентябрьские. У нашей бабушки на даче к началу учебного года всегда набиралось для внуков-школьников нужное количество всех расцветок.

И в Венгрии мы приходили на линейки с астрами. Хотя бывало, Францишка, соседка по площадке, оделяла нас восхитительными богатыми красавицами из розария, которым она ведала в части.

астры в вазе    Астры в вазе. Пастель

Тоже сухая пастель, бумага для пастели. Наконец поняла, зачем в наборе столько розовых мелков. И открытый фиолетовый пошёл в дело. Вообще, никак пока не отлипнуть от сухой пастели. Очень нравится простота, с которой получаются: блики на стекле, темнее-светлее участки самих цветов. Хотя контрасту у меня всё так же не хватает.

XII.4. На день рождения мне вручили охапку розовых роз, недвусмысленно и маслянисто пахнущих именно что розами. Сестра справедливо заметила, что такие букеты для того и годятся, чтобы с ними прилюдно прогуливаться — по Невскому, например. Что мы с ней и совершили.

Розы в ведре    Розовые розы. Пастель

Вечером цветы добрались наконец до воды, и в доме не нашлось более подходящей к случаю ёмкости, чем ведро. Сквозь слипающиеся глаза, сидя на балконе, пыталась рассмотреть, что за тени и оттенки у букета при жёлтом освещении. Вот тут розовых оттенков из коробки пастели Mungyo мне уже не хватило, пришлось выкручиваться.

XII.5. Празднование растянулось почти на три дня, и это было сверх ожиданий. И бурное, и покойное отмечание дня рождения. И неизменные хачапури, когда нечего придумать, а есть хочется.

Хачапури на противне    Хачапури. Пастель, карандаш

Тут как раз тот случай, когда некогда зарисовывать, — всё съедят очень быстро. Лучше сфотографировать и потом в тишине, не торопясь развлекаться с любимыми деталями и штрихами.

XII.6. В тот же вечер, «для галочки». Если честно, совсем не понравилась моя работа. Хотя этого — непривычного — Ван Гога — прикопала давно, хотела сделать получше. Второпях вышло очень так себе. И вообще, маслом надо, маслом.

Вид на Париж. Ван Гог    Вид на Париж. Пастель, копия

К слову, о зелёном цвете и его употреблении замечательно написала Мария Бровкина. А в этой работе — как раз непонятности с этим цветом: как сделать листву, чтобы не изумрудная зелень, и не болотная, и не чёрная, а что-то среднее арифметическое?

XII.7. Получила в подарочек астры. Свежие, с Приморского шоссе, на обратном пути с прогулки из Ольгино, куда мы в день рождения ездили погулять. И погоду нам подарили летнюю, даже пахло в субботу совсем не осенью.

астры в хрустальной вазе     Ваза астр. Пастель

Астры получились вжатые, съёженные — по сравнению с реальностью. А вазу как раз почему-то изобразила крупнее и значительнее, чем надо. В очередной раз восхитилась скромным всесилием сухой пастели: всего пара штрихов нужным цветом, — и предмет получается хрустальным, прозрачным и звонким.

На заглавном фото: дорожка в тот самый заказник в Ольгино. Слева в кадр лезет кленовый листик: держу в руках найденные за городом покрасневшие, пожелтевшие листья. В городе они всё ещё так и висят зелёненькие.

You may also like