Неделя 28. Метеозависимость и прочие фрукты

Вернулась из быстрого отпуска, стала вспоминать и передумывать, перечувствовать всё заново. Срисовывала понравившиеся фотографии.

XI.1. В ежедневной рисовальной жизни многое смешалось. Досматривала видео, но не рисовала ни Кляйна, ни Брака. А, — подумала, — этих я уже выполняла. И не стала заново пробовать. Наверно, это неправильно.

Но рисовать вечером то, что не нравится (= не греет, не цепляет) трудно. Потому — вот. Фрукты в арбузной миске. Что вижу, то пою. Миска всегда перед глазами, стоит на обеденном столе, в ней всегда что-то лежит.

    

Здесь можно подумать на тему: как вдохновляться повседневным? Многие товарищи по рисовальной компании, надо сказать, отлично умеют это делать.

XI.2. В отсутствие конкретного задания всё же найти его не так-то просто. Это и вообще жизни касается, понятно. Раскопала «красивенькую» фотографию из Кестхея. Такие же, как у нас в Соляном переулке, зонтики, солнышко, небушко, облачка.

    

Ольга указала мне, что облако напоминает запрокинутую кудрявую женскую головку. Даже выложила её быстрый набросок. Как же здорово, когда человек может не сходя с места проиллюстрировать рисунком свою мысль!

XI.3. Как бы в пику приближающейся осени, Елена предложила замечать и рисовать ежедневную радость, народ с готовностью подхватил. Марафон сентября, длиною в месяц.

Вопреки привычному школьно-рабочему унынию, кто во что горазд стали рисовать: арбузы (самый частый символ радости), кофе, бытовые сценки из дома и с улицы, да просто наброски, настроение, кадры.

Тот мой день был довольно длинным, особых радостей не запомнила. Шла с работы, глаз ухватился за внезапную радугу после короткого, совсем ещё летнего, дождика.

    

Задержавшись прямо посреди улицы Марата — пока горел зелёный — щёлкнула радужный хвостик. В очередной раз постаралась взять в кадр побольше неба.

XI.4. Умиротворённые, сдав все документы в школу, накануне 1 сентября ехали мы с Сашей на замечательном василеостровско-петроградском трамвае. Я умилялась подглядывая за умненьким таксом, что смирно сидел на коленях хозяйки и изучал проезжающие окрестности.

Попыталась исподтишка снять их: женщина повернулась и дружелюбно смотрела на мои потуги. Телефон отказался мне содействовать в этом пиратстве.

Поэтому картинка по памяти, уж что вышло. Самую трогательную деталь — карандашный хвост пёсича — я обрезала при публикации в группе, увы. Хвост здесь самый выразительный.

XI.5. Солнышко уходит за дом, — верный признак укорачивающихся дней и близости зимы. За этим кадром пришлось бежать на общий балкон, ловить его. Это совсем не как роскошными вечерами летом, когда со своего балкона можно наблюдать долгое, вальяжное усаживание малинового гиганта за горизонт.

    

И — через совсем малый промежуток времени, при бледных ночных небесах между восточной и западной частью небосклона — лицезреть его, гиганта, торжественное появление.

XI.6. Тоже был вечер, когда совершенно непонятно, что рисовать. Выручил Левитан из ленты академической группы вконтакте.

    

Удивительно, в который раз: серый цвет картины при ближайшем рассмотрении, пусть даже не оригинала, оказался отнюдь не серым. Он зелёный, бурый, золотой, какой угодно, но не серый просто «в лоб».

XI.7. Добралась наконец до тронувшей меня фотографии, которую быстро сделала в аэропорту Ференца Листа перед самой погрузкой в самолёт. Настроение было самое боевое — ещё бы, пролезла на регистрацию без очереди, уже отчаявшись улететь сегодня.

    

Но и грустное немного: Будапешт будто и вправду грустил прощаясь, наконец позволив себе обильный дождик после чисто символических гроз в засушливом августе.

И пошло: жадно смотрю в небеса, ищу сюжеты, слежу за погодой и надеюсь, что удастся находить красоту каждый день, при любых метеоусловиях.

You may also like