По Петербургу пешком. Признание

Друзья-художники из Стодневки предложили мои опыты с перспективой давно уже ставшего родным города сделать серией. Назвать: «По Питеру пешком». Вот, откопала почеркушки, начиная ещё с марта.

     

Стояла неделя Бена Николсона. Не полюбился он мне тогда. И ладно. Когда пошла по второму кругу, немного расчувствовала. Картинка — с фотографии, сделанной быстренько на остановке в самом конце Большого проспекта Васильевского.

Церковь Милующей Божией Матери, надо запомнить название. Зелени совсем не видно, летом она прорастёт везде, включая сам собор, его стены и камни.

     

И это тоже на Васильевском, вид вверх от подъезда родителей. Что-то подвигло меня поднять голову — наверно, мартовское яркое брызжущее солнце. Знала бы я, что небо станет потом основной темой…

         

Подъезд по пути на мою работу. Марата, дом с детской библиотекой имени Пушкина. Невероятная судьба у этого здания: как сложно и многотрудно его строили, как выживали его обитатели в блокаду, как сохранили для нас великолепные, богатейшие интерьеры.

Теперь в кабинете директора библиотеки можно увидеть камин по эскизу Врубеля (автора фасадов и интерьеров всего дома), один брат-близнец которого живёт в Русском музее, второй — в Третьяковке, а третий — где-то во Франции. Все три брата проигрывают «нашему» в цвете — первая партия майолики была самой верной и красивой. Приходите посмотреть, в библиотеке устраивают экскурсии!

       

То была неделя Сарьяна. Друзья-коллеги-художники помогли увидеть в пейзажах севера города — яркие краски, показывали как можно обобщить, чтобы было красиво и узнаваемо. Тренировалась на простецком торговом комплексе.

    

Нашла в фейсбуке у Максима Атаянца эти шесть фотографий туристических красот города. Вдохновилась невероятно.

    

    

    

    

    

Готовилась к долгой командировке, где будет не до того (а так и было — не до того!), и нарисовала сразу всё. Понравилось! Мелки летали!

     

Это уже май. Шли с племянником в театр, на Крестовском острове. Уже тогда лето обещало быть прекрасным (и не подвело!).

    

А это уже лето. Улица Марата. Один из прекраснейших брандмауэров, чарующих чистотой своего цвета. Помнится, Елена дала задание тогда (уже после Стодневки) рисовать архитектуру. Вот я и рисовала.

       

Тут случилась у меня внезапная дружба с сухой пастелью. Вечерело (полдесятого), нежные розово-лиловые небеса, Выборгская сторона, луна как желто-зелёный сыр.

«Цветы» неприлично неоновой расцветки так чудесно подружились с зеленцой остальных деталей. Или я эту зеленцу уже сама увидела? Помогли несомненно и Сезанн, и Сарьян, и другие.

     

Это уж совсем лето. Московский вокзал, гимн архитектору Константину Тону. Пока поднимала к небу телефончик, меня огибали приезжие и и отъезжающие. Кричала реклама, толпились туристы.

Как раз было время футбольного чемпионата, пора необъяснимой теплоты в сердце, когда идёшь по Невскому, а вокруг люди разного цвета кожи, в разномастных же футболках, с бейджами болельщиков.

И на твоей Звенигородской с утра человек в бразильской жёлтой форме вдруг говорит тебе с улыбкой: «Morning!», а через безлюдную в общем-то о ту пору улицу пугливо спешит стайка смуглых граждан в чёрных сомбреро…

     

В тот же день сделан снимок — поворот с Лиговки в Кузнечный переулок. О, как же мне досталось потом — и поощрений, и сомнений, — за мою вывернутую наизнанку перспективу дома! Сама не понимаю до сих пор, зачем я так нарисовала фасад. Полюбились ещё красные цветочки на балконе дома.

     

Вечером того дня, когда состоялась первая развиртуализация с художницей с того же курса. После общения с ней я позволила себе пастель чуть получше, чем рисовала до того. Тут тоже — красные цветочки… Но отчего же так развернуло окна на моей картинке?

     

Это уже на неделе Матисса. Первый раз, когда мне понравилось, что я рисую. Не могла оторваться. Да и синяя бумага способствовала удовольствию от процесса. Тут-то я увидела тень от домов напротив, что заслоняли на закате фасад дома Радищева…

     

…а вот тут с передачей контраста вышло немного хуже. Хоть я честно смотрела на фотографию и честно старалась использовать серые и коричневые — даже там, где мозг был уверен в желтизне.

     

А это дом на Загородном. Повезло с небесами. И с синей бумагой — опять. Вообще, небеса этим летом нам задали волшебные. Зрелище каждый день как в театре, в декорациях лучших мастеров.

Уже после поездки в Венгрию, где — тоже на ходу — старалась что-то зафиксировать, чтобы потом зарисовать. Некоторые картинки не отпускали, требовали повторения.

     

Это вечерняя радуга на Марата. Когда уже шла домой и притормозила буквально на пару секунд на пешеходном переходе прямо посреди улицы, чтобы ухватить редкий вид.

     

А это — картинка из сентябрьской серии #рисуемрадость, предложенной Еленой как способ сделать первый осенний месяц радостным. Против привычной хандры и скуки.

У меня — это «луч солнца золотого», вечером не особо любимого, в общем-то, Дня Знаний. День оказался тёплым и симпатичным.

Надо сказать, сообщество благодарно восприняло призыв, — теперь лента пронизана самыми простыми повседневными радостями, исполненными пусть не так тщательно, как копии великих, но с большой любовью и подробными рассказами о своей жизни.

Столько нового узнаёшь о людях — вот через эти трогательные мелочи!..

You may also like