Неделя 26. Кувшинки небесные

Неделя перед каникулами — теперь уже настоящими, самыми что ни на есть.
Снова Клод Моне, неожиданно восхитивший в прошлую Стодневку. Милый, милый, с его размытостями и кажущейся — но только кажущейся — простотой цвета.

IX.1. Вот и попробовала порисовать его кувшинки. В прошлый раз не понимала, честно говоря, чем они захватили столь многих соучеников. А сейчас сама впала в лихорадочно-медитативное настроение, жонглируя мелками сухой и масляной пастели, стараясь рассмотреть цвет и пытаясь повторить последовательность, показанную Еленой в учебном видео.

    

Медитация не бывает лихорадочной, но всё же это так. В любом случае, впадаю в изменённое состояние сознания. В большей или меньшей степени, зависит от многого.

IX.2. Домик на Загородном. Так и эдак выбирала ракурс, старалась вобрать в кадр побольше неба.

    

Пока рисовала, испытала ту же лихорадку. Особенно похвалила себя за небо. Главное — вовремя остановиться, не дорисовать. Да и синяя бумага снова помогла.

Понятно, что пока рисуешь архитектуру, куда внимательнее вглядываешься в детали. И потом, встречая рисованные когда-то дома, узнаешь все их подробности буквально сразу, как родных людей в лицо.

IX.3. Поздно пришла с учёбы, позволила себе ма-а-а-аленький цветочек. Скопировала его перед этим в ленте вк у подруги.

      

Больше даже заворожил глянцевый керамический сосуд. Обливная керамика, кажется. У меня как раз такой зелёно-терракотовый горшочек есть.

IX.4. Раз назвали груздем, полезла. Похвалили за городские картинки, вдохновили продолжать. Стала дальше выбирать, что изобразить.

Нравится вот этот ракурс Звенигородской, где она упирается в Загородный. Яркие брандмауэры, всегда разные при разном свете.

    

Попробовала. Эх, совсем не то. И контрасту маловато, и для тополиной листвы так и не смогла намешать нужный цвет.

Но — понравилось наблюдать свет и тень, парадоксальные параллели фасада, сходящиеся в одну точку.

IX.5. Тоже обсуждали в группе — можно ли рисовать когда волнуешься, помогает ли. Кто-то не может переключиться с сильных эмоций, кому-то мешает ожидание неодобрения близкого человека. Мне, пожалуй, удаётся «заставить» себя рисовать, когда переживаю что-то сильно.

    

Вот и эти кувшинки — кажется, ещё более размытые, чем первые. Полезно и важно делать именно как советовал сам Моне: рисовать не знакомые фигуры, а то, что видишь, — пятна определённой формы и цвета.

Пока рисовала, — видела почти всегда именно эти пятна и цвета. Потом отставила планшет подальше, вгляделась: увидела и облако, отражающееся в бирюзовой воде пруда, и плавающие «островки» и даже тростник.

IX.6. Решила попробовать наконец его собор. «Свой», миланский Дуомо, уже рисовала в прошлый раз. С фотографии, но тоже помню удивление, лёгкость и летающие мелки в руках.

    

Не понравился результат. Сухая жёлтая пастель при нажиме раскрошилась, пришлось возить эту пыльную труху из угла в угол листа, чтобы использовать. Потом взяла масляную. Потом — опять сухую…

Но такого сочного напластования мазков, конечно, не добилась. Да и цвет подгулял. И пропорции. И фасад наклонился в другую сторону. По совету Натальи, попробую теперь эту технику на других своих пеших зарисовках. Набила же чемодан всеми видами пастели…

IX.7. И ещё раз тот же дом Радищева. Шла мимо, как раз минуя консульство любимой страны (на табличке — Szentpétervár, дела!), и свет другой, и ракурс — надо щёлкнуть.

Не скажу, чтобы это получилось. Начала накануне, ночью. Очень устала, потому лишь успела нанести контуры белым угольным карандашом, замазала фоново пастелью…

    

Наутро забыла, где должны быть окошки, как должны быть искажены все параллели, — как будто у камеры телефона перспектива сходится в небесах. А под пастелью — уже и не видно.

Ну, и наошибалась. Тоже контраст не смогла увидеть. И не учла самое полезное и опасное свойство мягкой пастели — с лёгкостью размазываться.

Потом уж заметила вымазанные зелёным, терракотовым и коричневым ладошки. Пришлось наскоро дорисовывать «съеденные» колонны и окна. Но — успех прошлой недели не повторила, нет.

Ещё раз, себе для памяти: рисуй цвет, который видишь, а не который предполагаешь и как будто знаешь. Ну и, в очередной раз подтолкнула себя к пленэрной отваге. Но всё ещё боюсь.

Охохо, трудная была неделя. Но — и на сложном курсе доучилась, и картинки дорисовала, и много чего ещё успела.

С лёгким сердцем полечу проветрюсь и прополощусь.

You may also like