Неделя 25. В декорациях Матисса

Подумалось, что Матисс наверно, очень театрализовал мир вокруг. Видя с детства орнаменты ковров, роскошные интерьеры, он и далее привычно декорировал реальность. Плотно, без продыху, расцвечивал, наслаивал орнаменты и фактуры. 

VIII.1. Рыбки. Излишне доверилась интернету — нарисовала лишь фрагмент картины. Ай-ай. Какая жалость, — ушли из внимания и цветы, и стулья.

    

Снова мягкая пастель, очень уж понравилась. Но теперь понимаю, что для некоторых элементов не хватает уверенности масляной. Ну, и любимое искажение пропорций, никак не избыть пока.

VIII.2. Попробовала сделать процарапки по инструкции из видео. Но промахнулась с картинкой и последовательностью. Ну да ничего, процарапать кое-где удалось. А чёрный контур, конечно, надо было рисовать уже поверх красного фона, а не наоборот. Век живи.

    

И лицо на картинке-медальоне очень напоминает какую-нибудь «Зорькину песню» или другой символ из тоталитаристского прошлого.

VIII.3. Сам себя нарисовал в тельняшке. Напомнил этой расслабленной тельняшкой одновременно и митьков, и юного-лорда, рисованного как-то на арендованной много августов назад португальской вилле. В детской висел этот портрет, и я пыталась копировать акварельными карандашами. 

    

И конечно, опять прокололась с пропорциями. Но очень понравился цвет. Любимые масляные мелки. И — в сотый раз — ура, что у меня есть угольно-масляный карандаш! Им так здорово корректировать тонкие линии, неточности, да даже дорисовывать не сразу замеченное.

VIII.4. А вот женские портреты Матисса мне показались всего лишь вписанными в антураж, просто дополнением к богатому реквизиту. К роскошным перьям шляпы, цветам веера и пуговкам митенок.

    

Грустная она какая-то. У меня даже ещё грустнее, чем в оригинале. 

VIII.5. Перерыв на своё. Ничего матиссоподобного вокруг не нашла: ни восточных ковров, ни обилия цветов. Ну и сходу нарисовала что было, с вечерней фотографии. Дом Радищева, необарокко. Улица Марата, дом 14. Что вижу — то пою.

   

Уснула счастливая. Понравилось самой — страсть! И очень хвалила себя ещё за выбор синей бумаги.

VIII.6. Вечерело. Встретила ту самую мадам Матисс, с глазами без зрачков. Взыграло. Она! Попробую-ка процарапать. Но наоборот: сначала акрил, потом пастель. Нанесла сначала контрастные-фоновые цвета…

    

Но потом всё пошло не так. Процарапывать ничего оказалось не нужно. Мало того, акрил задал неповторимо фактурный фон, а уж на нём я размахнулась: и масляной, и сухой пастелью. И угольным карандашом довела. И чуть не забыла — белым акрилом цветочки на шляпке.

Однако ощущение, что стул здесь — самый главный герой, — не ушло, а лишь усилилось. Ну да, у мадам и характер, и эмоция. Но стул выписан куда более любовно, объёмно, подробно. Эх.

VIII.7. В попытке завершить неделю достойно — подыскала портет живой, кажется, женщины. «Не пой, красавица, при мне ты песен Грузии печальных», — отреагировали товарищи. 

    

Да, что-то есть родственное. Южное, да и печальное. Но главное — эта дама удивительно подошла под меланхоличный настрой моего вечера.

Тоже намешала пастелей и зашлифовала угольным карандашом. И тоже — только сейчас увидела — драматически сократила объём головы своей героине. Хмм…

Заглавное фото: просто солнышко. Дубовая ветка сломана и засохла, но она — главный герой картинки.

You may also like