Неделя 21. Николсон

Неделя жары, успокоения и празднования всевозможных свершений: своих, детей… Этакий пик. Всё хорошо. Как будто теперь так будет всегда. Неплохо бы.

     

IV.1. Бен Николсон, попытка вторая. «Раскрашивать по номерам» я его уже пробовала, теперь — по технологии Елены. Общие черты, «осваиваем весь лист», основные тона, яркие цветовые пятна, последним — чёрный и белый, и уже потом деталировка.

Я-то всегда начинала с деталей! Трудновато рисовать по заданной методе, если она с точностью до наоборот переворачивает привычный способ. Но результат нравится. Да и процесс. И быстрее получается.

      

IV.2. Эти его чёрно-белые «почеркушки» проходили мимо сознания. В прошедшей Стодневке пренебрежительно поглядывала не только на них, но и на их копии в ленте.

А оказалось!.. Не только линии красивы, точны и практически безупречны в своём лаконизме: ничего лишнего, но более ничего и не требуется… Но и невразумительное грязное пятно посреди листа не просто кстати, оно необходимо! Оно создаёт глубину, объём и даже таинственность изображённому помещению.

Тут я грунтовала лист принтерной бумаги акрилом, мазала угольным карандашом, рисовала линии — им же поверх. Акрил не успел высохнуть, и по центру не вполне живописно процарапала его карандашом.

     

IV.3. В тот же вечер. Крафт, сухая пастель. Результат понравился куда меньше самого процесса. Цвета мелков из ученического подольского набора уж очень кричащие, по сравнению с негромкой палитрой Бена. С коричневыми и зелёными — скукота, не выбрать из одного имеющегося цвета. А смешиваться сухая пастель, кажется, не особо красиво умеет.

     

IV.4. Работа, на которой Елена показывала основные приёмы автора недели и последовательность. Опять я переборщила с жизнерадостностью цветов. Но почему-то мне нравится именно этот кувшинчик с пейзажем позади.

Пока рисовала, с удивлением обнаруживала, — уже не в первый раз, но только на неделе Николсона, — что рука сама будто знает, куда довести линию. И какой наложить оттенок вот в этот уголок. Почти не глядя. Удивительно, понаблюдаю дальше…

      

IV.5. Непростая кажущаяся лёгкость. И сумбур линий — лишь на первый взгляд таков. Явно итальянский пейзаж: слева дом с характерными крышами, справа — пирамидальные тополя, арочные проёмы, крест на маковке католической церкви.

Только груши на переднем плане — похоже, дань его неизменной любви к этим сочным чувственным плодам, повторяющимся на многих картинах. Как и кружки с парадоксально загнутой ручкой.

Тут как раз «обкатывала» новый угольно-масляный карандаш. Обсуждали его в ленте с товарищами. Очень ценный материал, умеет тоненько рисовать даже поверх масляной пастели!

     

IV.6. Вот эту рисовать понравилось. Обычно, выбирая объект для копирования, чего греха таить, выбираю что полегче. Я же только учусь! Эта показалась трудноватой, но в процессе оказалось довольно просто «привязываться» к линиям и пропорциям уже изображённого, чтобы рисовать дальше. Но напутала пропорции всё равно. Хоть и попадаю в них с каждым разом всё легче, и это приятно.

    

IV.7. Ночной намаз. Когда мазюкаешь масляной пастелью поверх сухой, которая цветом ну совсем не в склад и не в лад. Получается этакая предгрозовость, которой нет на безмятежном оригинале и в помине. Да, надо идти искать красивые цвета сухой пастели. Материал мне стал нравиться, а имеющаяся коробочка уж очень ограничена в вариациях. И как же хорош благословенный угольно-масляный карандашик Derwent, так удачно мне подвернувшийся.

Заглавное фото — очередной сногсшибательный июльский закат сквозь балконную дверь. Тут как будто и Николсон, и другие участники нашего рисовального банкета проходили мимо.

You may also like