Неделя 20. Шершавый палеолит

Строго говоря, это и не двадцатая неделя уже, а больше. Начала рисовать 10 февраля, скоро будет полугодие. Никак не могу удержаться от подсчётов, дат и цифр.

Восторги группы по поводу недели наскальной живописи во время прошедшей Стодневки почти миновали меня. Уезжала в командировку, калякала карандашиком на взятых в дорогу кусочках упаковочного крафта — хоть какая-то практика, пусть лишь подобие древности.

Перед отъездом успела, правда, опробовать стены в ванной. Пока возила по ним кисточкой, несколько раз заглядывали удивлённо дети: мама, всё в порядке? Порисовала ещё и мелом на полу — Венеру палеолита, без лица, но с могучими первичными признаками. Потом быстренько всё тщательно смыла и стерла — не осталось бы пятнышка! Художникам в пещерах бы эти мои страхи.

     

III.1. В первый же вечер после видео — дело пошло. И куда лучше, чем в марте. Крафтовая бумага, масляная пастель для фона, сангина, уголь. Коровка с грустными глазами, как на заклание. С веснушками. И всякая независимо пасущаяся живность вокруг. Хм, только что разглядела — на оригинале — что верхний правый угол как будто занят рогатой головой быка. А у меня это фрагмент орнамента, не более.

    

III.2. Раз коровка, то и бычок должен быть. На этого красного красавца я у многих в группе поглядывала с завистью. Тоже хотела этак небрежно нарисовать разводы краски от тёмного к светлому, чтобы пятно и не совпадало с контурами, и чтобы всё равно было красиво.

Начать надо с грунтовки, конечно. В прошлый раз восхищалась смелостью сокурсников, наносивших всевозможные шпатлёвки, акрил и ещё бог весть что в смеси с манкой, кофейной гущей, кайенским перцем и другими природными материалами. Тут несмело решила попробовать и сама. Раскопала в закромах банку водостойкой затирки для санузлов.

Порошок следовало разводить с водой специальным строительным блендером (миксером?) на определённой скорости. Кухонный блендер использовать поостереглась. Свою водостойкость затирка продемонстрировала сразу, — вода отталкивалась от неё, скатываясь серыми пыльными шариками. Но справилась — размесила то вилкой, то кисточкой. Получилась неоднородная весьма кашка.

Мне бы подумать заранее, что она будет сыпаться. И не грунтовать к тому же складывающуюся пополам картонку… Не подумала. Намазала. Поверх, по истечении пары дней, нарисовала быстро впитывающимся в основу акрилом — длинноногого, как видно из сравнения с оригиналом, копытного. Парно-. Перед тем попыталась изобразить живенькую пещерную поверхность: синим и жёлтым, поглядывая на интернетную копию. Акрилом и тут понравилось.

    

III.3. Эти чудища понравились своей геометрией и загадочностью: кто это вообще? Широкоплечее рогатое прямоходящее — сверху в центре. Раздвоенные копытца у рогатых же четвероногих — ладно. Но откуда у них такие извитые хвосты? А длинные муравьедские носы? И что это за бензоколонка с флажком — внизу справа? Стоит, уперев «руки» в бока, как Иван Иваныч Самовар.

Технику опробовала из подсказанных Еленой — акварель поверх рисунка масляной пастелью. Только нужен острый глаз: пока рисуешь белой пастелью по белой бумаге, видны далеко не все огрехи, и потом они вылезают в цвете.

     

III.4. Студенты Елены — народ отзывчивый на веселье, быстрый на руку и остроумную идею. Накануне в группе кто-то затеял «рыбный» флешмоб. В ленте замелькали и матиссовы рыбки в банке, и водоплавающие с плиток в собственной ванной, и красно-золотые губастики из монастырского пруда…

Я озадачилась — были ли в практике древних мастеров изображения рыб? Мне ответили, что конечно. И только тогда я обратилась к гуглу. Нашла и подивилась: великолепие, изысканная красота!

На картонке от таблеток для посудомойки нанесла ПВА вперемешку с кофе (тащила в банке с работы отработанную гущу на выброс, — кто бы знал, что у меня там в сумке!), высушила и сверху рисовала уже акрилом. Конечно, достигнуть такой красоты и точности, как у первобытного художника, возя кисточкой по этой шершавой поверхности, — нельзя и мечтать.

     

III.5. Эти «ехали медведи» мне давно нравятся. Профили, как у вождей и основоположников, — по двое, по трое в ряд. Пока не присмотрелась, вырисовывая детали, и не разглядела бы вот те вытянутые, как от удовольствия лапы, что посередине кадра. Да и многие «лица» остались бы недопрочтёнными. Картон, грунтованный акрилом. Сухая пастель. Изначально я её неосознанно побаивалась, — а оказалось, сухая белая умеет рисовать поверх тёмных оттенков. Очень ценное свойство.

     

III.6. Рыбный день снова. Эта красота требовала, чтобы её хотя бы срисовали. Формат основы выбрала неподходящий: планшет запомнил эту картинку в папку «Панорамы». Да и пропорции изображения уехали, конечно. И материалы не совсем «те». Фон пыталась делать сильно разведённой акварелью «Пчёлка», остатками ещё из детсада дочери. Опробовала её, как настоящий Плюшкин, ещё на квадратных бензопришельцах с флажками.

Почему-то не могу позволить себе начать пользоваться новенькими «Белыми ночами», 24 цв. Хоть это и мне от меня самой подарок, за первую Стодневку. В итоге перешла на яркий акрил, контуры провела сангиной. Тут сухая пастель почти не помогла: человечков у меня почти не видно.

    

III.7. В субботу была в Эрмитаже, в Главном Штабе. Елена в группе объявила тему следующей недели — «Что меня вдохновляет?». Вот у меня в голове и состыковалось сразу несколько тем. О том, как важно иногда приходить в музеи и смотреть на настоящее. Ещё — вопрос, что не даёт покоя и снова всплыл в музее: зачем же они все это делают: рисуют, пишут, лепят, куют, вяжут, ткут…? Ну, и начала думать, что же меня саму вдохновляет.

Выполнить задание — рисунок в день — помогла рыбка с графической работы Феликса Валлоттона, автора «Интимностей». Напомнила сексуальную певицу из гениального армянского мультика.

Тот же ПВА с кофе на картонке, яркие мультяшные акриловые цвета. Самое то для «Оставайся, мальчик с нами…». Одногруппники из разных городов и стран подпевали в фб ленте любимой с детства песенке.

Пожалуй, это и вдохновляет — проживание какой-то параллельной реальности, вместе с другими на одной волне. Не-заданность, спонтанность, творческий порыв (пусть, пусть — пафос и избитое выражение!), совместность.

И ещё. Отдельно пришла мысль о фоне, подложке, о подмалёвке. Как важен слой грунта, пусть с разводами от кисти, или даже с щетинками, — чтобы подчеркнуть цвет. Как красиво проступает фактура гофрокартона из-под акрила, — кто-то видит узоры вафельного полотенца, а кому-то видится окно в струях дождя. Как здорово можно процарапывать краску, чтобы рисунком проступал нижний слой.

Сын обратил моё внимание на красоту басовой партии в музыке — сама бы не расслышала, не различила внутри гармоничного созвучия… Наверно, наша совместность в группе работает похожим образом. Картинки каждого подчеркнуты ежедневным общим потоком красоты в ленте. А всё вместе объединяется в подобие коллажа, как многослойные разноцветные изображения в тысячелетних пещерах.

You may also like