Неделя 18. Вдохновение самозванца

Верите ли вы в рисование после Стодневки БытьХудожником? Я, подбираясь ближе к её окончанию, уже не верила. И тут — надо же — всё получается. И не надо чувствовать себя самозванцем. Оказывается, надо было просто выспаться, пропустить мысли об итогах через голову и сердце, да ещё и посмотреть, как другие отчитываются… И понять, что ты тоже право имеешь. Не чувствовать себя ни Лжедмитрием, ни ещё каким другим лже-.

    

     

I.1. Посмотрела первое видео, чувства окончательно замутились и перемешались: не то вдохновение, не то уныние. Но! В руках появилась по крайней мере внятная, ощутимая и расписанная за тебя технология действий.

Когда проходила Стодневку сама, без преподавательского видео, подолгу испытывала именно замешательство: а что делать-то? И как? Только первые публикации товарищей как-то направляли, подсказывали, вдохновляли.

А тут: обрати внимание на то-то и то-то. Сделай тональную копию. Сделай цветовую палитру. Используй, пожалуйста, акрил. И вот это мягкое, но уверенное подталкивание оказало своё действие: я стала послушно делать всё по пунктам. Ну или, как разрешено было, — почти всё.

И вот он — первый Сезанн. Тональная копия, палитра, цветная копия.

Хоть копирование с экрана планшета, как показало общение с товарищами, не всегда верно. На примере полюбившейся картинки Пикассо поняла это. Коллега сходила в Главный Штаб и выложила фотографии. Ага! — радостно опознала я четырежды скопированный кувшин и книгу. И тут же пригорюнилась: вообще не то рисовала! У Пабло куда круче виден бок кувшина, преломившийся сквозь бокал, да и сам бокал куда прозрачнее и стекляннее, чем на жалких интернет-репродукциях.

    

    

I.2. Те же яблоки, что и на первой неделе Сезанна. В ход пошли картонки, загрунтованные строительным водостойким акрилом, купленном в «Домовом». И внезапно открылись новые горизонты. Можно даже «ляпать». Не смущаться, что промахнусь с толщиной мазка, расположением или цветом пятна. Яблоки получились куда живее и сочнее, чем во время марафона.

    

I.3. Попытка «оживить» черепа. Ответ жалким упражнениям цветными карандашами, что случились в самом начале пути. Хм, а акрил, оказывается, не так страшен, как малютка чёрта. И вчера даже прочитала у коллеги, как его хранить, чтобы не сох так быстро и не вводил в грех и в лишние расходы. И очень даже сочно и красиво, а я была уверена, что цвет акрила — «тупой и глухой». И удовольствие от процесса: водить кисточкой, обязательно делать так и просившийся раньше подмалёвок…

I.4. И это — тоже прежде опробованная картинка. Тогда рисовала карандашами. Теперь — мелки, масляная пастель, так удачно мною распробованная на стодневном марафоне. Поскорее чтобы, поздно было, спать хотела. Да и Елена разрешила — если что, можно и побыстрее, не красками.

    

I.5. А это таки по-честному: последовательно — цветная и тональная копии. Понравилось. И хоть акрил всё же и вправду глуховат, матоват, тем не менее получила удовольствие.

    

I.6. И здесь. Тональная и цветная. Пока вписалась в цветную, схватилась за голову: время давно за полночь, а я вырисовываю пятнышки розовых, зелёных и серых оттенков на лице мальчугана. И не оторваться же. А впереди ещё — не менее живописная стена и узоры на ней… Но мальчика рисовать понравилось. Хоть пропорции и подгуляли, как обычно. Зато отличительное серое «сердечко» на щеке случайно получилось почти на том же самом месте, как это вышло у маэстро Поля. Хоть и не старалась.

    

I.7. А здесь я вслушалась в новое задание Елены, которая после завершения марафона не оставила нас своими заботами и предложила развивать наработанное. Первое задание (выбрать «своего» мастера и прорабатывать его вглубь) я пока вынужденно проигнорила, выполняя заново всё по видеокурсу. А это — устроить «прорыв»! — внезапно помогло мне отлипнуть от унылого пересматривания всё тех же гор и яблок (Сезанн всё же не самый мой любимый автор!) и поискать что-то из другого контекста. Товарищи мои благодарно восприняли призыв Елены и стали вывешивать свежие, аппетитные и зажигательные идеи.

Ничего умнее, чем таки продолжить Сезанна и акрил (а были мыслишки притронуться к акварели!) я не придумала. Но — не просто повторить натюрморт (яблоки мне всё же ближе, чем горы), а попробовать перевести его в контраст. И одновременно — в негатив. Чёрный и белый — негатив, красный и зелёный, синий и жёлтый — контраст. Хм, пока рисовала, не нравилось. Меньше всего нравилось собственное небрежение к кривизне и точности штриха. А утром поняла, что что-то в этом всё-таки есть. Пусть будет.

    

I.8. Вечер, когда случилось сразу два чуда. Сначала выяснилось, что я обсчиталась, и необходимое количество работ по неделе Сезанна — семь, уже выполнено. А мне казалось, что их всё ещё пять, и что снова надо бежать, чтобы хотя бы стоять на месте. Не надо!

Но и ладно, ведь я уже подсмотрела у коллеги идею рисовать карандашом по подсохшему акрилу. Доводить до ума, дорисовывать столь важные для меня детальки. И захотела опробовать всё на тех же, замечательно богатых оттенками «Черепах». Ну, и попробовала. Ах, как мне понравилось! Я буквально подвывала от восторга, водя карандашом по заготовленным красочным пятнам. Акрил, раньше казавшийся недружелюбным и чуждым, неожиданно стал любимым другом.

Заглавное фото: на днях погода менялась, часть неба была уже серой, тучами заволокло, а часть — ещё празднично голубела.
Или наоборот. Всё зависит от взгляда наблюдателя.

You may also like