Неделя 17. Ну вот и всё, Дюфи

акварель Невская палитра

Неделя началась с красоты. Смотреть на работы Рауля Дюфи было замечательно приятно. Однако смелости приступить к ним не хватало целых три дня. Точнее, со временем был лёгкий швах. 

Новое платье короля, илл. Трауготы, обложка

Он сразу напомнил иллюстрации Трауготов к моей любимой книжке Андерсена, полученной в глубоком детстве на день рождения.

Рауль Дюфи. Купальщица    Копия Дюфи

113. На третий вечер с удивлением обнаружила, что могу «отработать» сразу за три дня. То есть, копировать Дюфи легко и радостно. Купальщицу в годах и в теле почему-то квалифицировали как Ассоль, меня это повеселило. Ну да, спит и видит паруса, почему бы и нет.

Попробовала сделать — как у Дюфи много где, — с акварельным фоном. Помогли акварельные карандаши. И тонким чёрным маркером сверху. Одно удовольствие. Подсмотрела у коллеги — на ту же картинку сделана копия совсем уж вольная, с цветными бабочками, с другой композицией. Класс.

Рауль Дюфи. Клодин со спины    Дюфи, копия

114. Обнажённая с непростыми изгибами, оттенками и отсветами. Эх, с фигурой поднапортачила. Но цвет фона вроде похож, даже плетёный стул вполне реален.

Рауль Дюфи. Натюрморт    Натюрморт Дюфи, копия

115. Натюрморт. Почему-то больше всего тронул не чайник с хитроумным изгибом, не витой булкобатон (если я правильно его рассмотрела, в жизни таких не встречала), и даже не сверхубедительные дынные семечки. А бело-розово-голубые малютки, лежащие в стеклянной чашке на переднем плане, так напомнившие картонные микротреугольнички сливок или молока.

Все три работы делала под джазоблюз. Понятное дело, вконтакте через полчаса обрубил удовольствие, но я успела немного расслабиться и поностальгировать.

Треклист:
Элла с Дюком It Don’t Mean a Thing
Nina Simone — Sinnerman (дочь притопала: «Знаю, что это Нина», говорит. А, вспомнила, откуда знает, — из Шерлока же).
И Blue Jean Blues — ZZ Top.
Эхх, на блюзе и выключили…

Правда, на следующий день в обсуждении мы задумались совместно, а какая именно музыка годится под эстетику мастера. Были варианты и джазовые тоже. Но — из очень ранней эпохи жанра.

Рауль Дюфи. Цветы     Копия цветов Дюфи, пастель

116. Цветочки. Внезапно не смогла удалить этот букет из сохранённых для копирования. Все другие «цветочечки», однако, безжалостно улетели восвояси. Эти пробовала также на карандашно-акварельной основе. Потом масляная пастель взяла своё.

Здесь тоже немного помогла музыка:
Marooned, David Gilmour.
Un dia di Noviembre, Leo Brouwer.
И Fuoco, Roland Dyens.

Рауль Дюфи. В Ницце     В Ницце, Дюфи. Копия

117. Халтура, конечно. Отрабатывала. Самой почти не понравился процесс и почти совсем — результат. И вообще, такая звезда уже была, у Дюрера стащила, на неделе персов, когда страшилась их вычурности и тонкости. Увидела в Милане в Палаццо Реале — вдали от всех гравюр.

Рауль Дюфи. Акробаты    Акробаты Дюфи, копия

118. И последние две работы тоже делала позже нужного. Совсем выбилась из графика. Акробаты, запланированные быть первыми. Восковая растворимая пастель. Бледновато рисует, но у неё есть полезное свойство: ею можно рисовать то светлее, то насыщеннее, регулируя нажим. В прорисовке тонких контуров помогли карандаши цветные, куда без них.

Рауль Дюфи. Портрет    Копия портрета Дюфи

119. И вот это потустороннее лицо, горячий привет мадам Матисс. Страдальческое выражение, сизо-сиреневые оттенки кожи, потухший, но сильный взгляд. Нарисовала опять себя. Точнее, ту себя, которой была когда-то. Когда баловалась рисованием карандашных автопортретов.

Стодневка закончилась. Свой проект «рисовать круглый год», пожалуй, приторможу. Уже присоединилась к группе видеокурса той же Елены Тарутиной, заново пройду тех же мастеров, уже по-правильному.

За сто с лишним дней научилась гораздо быстрее рисовать. Меньше зацикливаюсь на деталях. Немногим лучше стала передавать пропорции. И стала куда более бережно относиться к работам других людей, будь то признанные мэтры, будь то свой брат начинашка. Очень прочувствовала важность копирования: только через руки понимаешь и цвет, и воздух, и штрихи.

И — благодарение Альберто Бурри и иже с ним — стала острее видеть красоту в повседневном, даже некрасивом и разрушающемся.

Кроме видеокурса, поощрила себя ещё набором акварели 24 цвета (на заглавном фото).
«А будете хорошо себя вести, — нальём в бассейн воды!»

You may also like