Sentio ergo sum

Не отпускает написать о чувствах. Настоящие ли они, те чувства, что испытываю. Собственные или навязанные. Разрешённые или…

Прочитала у Лены Трусковой о человеке-кабачке. То ли энергии не хватает такому персонажу (это же я совсем!), родился не в тот зодиакально — human design’овый момент. Темперамент, еще есть подходящее к случаю слово.

Или сна ему не хватает. Или не те продукты употребляет в пищу. Группа крови, опять же, может, подкачала. Наследственность, ясное дело. Ну и, без воспитания не обошлось.

Хотя — разные периоды случаются в жизни каждого огородного овоща. И тот же кабачок оборачивается таким кайенским перцем, а то и молодым чесноком с грядки, что только береги вкусовые бугорки. Правда, потом возвращается в свое водянистое нечто. А прирожденные перцы неизменно жгут.

Так вот, интересно: если возможно было бы сравнить уровень эмоций, степень испытываемых чувств, — «кабачки» и внутрь такие же слабо выраженные импульсы посылают, сами чувствуют намного слабее, чем законодатели острых вкусов? Нет, уверена, что сравнение некорректно.
Еще думаю, что и тем, и другим наверняка приходилось переживать разной силы чувства.

Так почему же вдруг о чувствах?

Если честно, не хватает остроты ощущений. Тех самых чувств. Те, что внезапно возникают, немедленно подвергаются анализу и критике. Могут быть запрещены, даже осмеяны. Или им выносится вотум недоверия. И всё — внутри.

Потому что события внешние не ведут, как правило, к событиям внутренним. А думаемые и произносимые слова не обозначают реальных действий. Они просто так. По привычке, по накатанному.

В Деревянном театре мы с Лёшей посмотрели недавно спектакль «Похитители чувств», Zholdak Dreams. Оказалось созвучно некоторым моим мыслям. Сама себе удивилась: все три часа смотрела с неослабевающим интересом.

Прозрачный домик с живыми (вопрос, с живыми ли?) персонажами. Над людьми, ролями из «Слуги двух господ» Гольдони, некие силы свыше ставят эксперимент. Управляют их чувствами, ощущениями, поведением.

Сами за всем этим равнодушно наблюдают. Равнодушие подчеркнуто утрированными жестами их роботов, выполняющих задание. Балаганными, нарочито голливудскими эмоциями, нелепо растянутыми до ушей ртами и дурацким хихиканьем невпопад.

А люди как бы живут. Выхваченные камерой, транслирующей на задник декораций все происходящее, их лица видны как в кино: постоянно крупный план.

Эффект кино подчеркнут ещё и участием невероятно талантливой «озвучки». У сцены, спиной к залу, сидят мужской и женский «голоса». Оба работают почти абсолютно синхронно, то есть актёры лишь открывают рты, а слышим мы дубляж.

Но не только это: каждый из синхронистов умудряется работать, сверхбыстро переключая тембр и особенности характеров, даже в диалогах чисто мужских и чисто женских. Как они это делают, я так и не смогла понять.

Идея спектакля, сами его декорации — дом с окнами в невидимый зрителю внешний мир, где периодически что-то происходит: то чемоданы упадут со второго этажа на внезапного в итальянском антураже Егора, то вдруг в небесах покажут что-то неназываемо прекрасное; так вот, идея такого дома с заводными куклами напомнила и игрушки гофмановского Дроссельмейера, и эксперимент из «Сказки королей» Ольги Ларионовой.

Читанная в подростковую пору, она оставила мощнейшее впечатление. До сих пор живу иногда с ощущением, что за нами наблюдают. Ставят опыты над нашими чувствами.

Наверно, ещё и потому задел это спектакль, что посреди реальной душистой весны, а на Крестовском — каналы, сирень, соловьи, велосипедисты, — мне показали обычную, в общем-то, мою жизнь.

С попытками подсмотреть чужие чувства и погрузиться в привнесенный извне смысл, будь то пробы писать, рисовать, танцевать, слушать музыку, путешествовать. А вот так, чтобы понимать свои собственные, живые желания и испытывать яркие, незаимствованные эмоции.

Грешу, конечно. Есть и настоящее. Но иногда кажется, что всё — не то.

То вдамся в наивные, но временно увлекательные поиски пяти ежедневных чудес. Уверую в разные символы и знаки. И вдруг вижу, что это так же далеко от реальности, как общение посредством соцсетей и мессенджеров. От полной, воплощенной реальности.

Знаки вместо объятий и рукопожатий. «Словеса огненные» на стенах, как в «Аленьком цветочке», вместо жизни. Это очень схоже с общением на сайтах знакомств и прочих тиндерах. Кто сказал, что они помогают человеку предстать как он есть?

И что это такое «быть»? Быть на самом деле. Что такое — это самое дело?

You may also like