Неделя 9. Лебединая сталь

Паркет в стиле де Сталя

Неделя посвящена книгам Иэна Макьюэна. Сильные настоящие чувства, отношения с живыми и разбирательство с прошлым, семейные и любовные многоугольники, непростительные ошибки, от осознания которых падает сердце, неспешное повседневное бытие. Отлично согласуется с весенними впрыскиваниями солнца, тепла, перепадами давления атмосферного и душевного.

В метро на днях тоже подглядела сочетание трудносочетаемого: очень прямо сидящий человек со стального цвета немигающими глазами сначала негнущимися пальцами копался в планшете на forex, а потом внезапно извлёк почеркушку на кривом тетрадном листке: «я люблю ее», «мы будем любить его, «она не будет любить нас» с английским переводом, замусоленную на перегибе пополам для самопроверки.

Ван Гог. Ветка цветущего миндаля в стакане    Цветущий миндаль Ван Гога, копия    Ветка цветущего миндаля, копия

57-58. Мои собственные ups and downs совпали с чувствительным потеплением, когда вороны на районе закаркали особо нежно, а из наконец открытого балконного окна повеяло ветерком. Задание недели — копировать и создавать своё по мотивам творчества Николя де Сталя, французского художника русского происхождения. И сейчас придумалась ещё вот такая параллель его картин и книг Макьюэна: образы крупно и в деталях, пристально и отстранённо. У де Сталя даже без прищуривания — поразительно! — в одноцветных квадратах и мазках мастихином видны реальные детализированные предметы, люди, берега и маяки. В «Искуплении» и «Амстердаме» британского писателя наоборот — пыльные разноцветные квадраты солнца на старом ковре, девчачьи носки с клубничками для оторв-близнецов, сандвичи с тёртым сыром в рюкзаке известного композитора и кислотные анораки назойливых туристов — тщательное выписывание крошечных деталей не мешает, лишь поддерживает целостное восприятие картинки.

Никола де Сталь. Маяк    Копия маяка де Сталя

Никола де Сталь. Натюрморт с трубкой    Натюрморт, копия. Масляная пастель

59. Потратила минут десять на маяк, — ну а что, бумага всё равно серая, даже фон рисовать не надо. А масла и холстов на его обобщения жалко. Просто жалко, и всё. Гуашь не хочу брать из принципа — не доверяю ей, со школьных стенгазетно-плакатных пор. Акрилу тоже — глухой у него какой-то цвет. Впрочем, возможно, это самовнушение, и надо попробовать. Ну вот! Откопала у Николя более-менее фигуративный «Натюрморт с трубкой». 1941-го, между прочим, года. Жизнерадостные масляные пастельные мелки не дали картинке уйти далеко от Сарьяна.

Крестьяне на рисовых полях, фото      Крестьяне на рисовых полях, рисунок

60. Накануне снова пропустила день. Навёрстывала на следующий. Николя не идёт. Не цепляет. Да и не нашла в интернете его чувственной графики с женскими телами, так понравившейся в копиях других участников. Буду искать. А пока — немыслимой красоты графичные террасированные поля в Китае. Фото из паблика «Академия художеств | practicum»

Артишоки, фото Маши Гончаровой     Артишоки. Рисунок, карандаши

61. Снова красота из Франции, из поездки группы энтузиастов антикварной красоты с Марией Гончаровой. Эти артишоки — с Лионского рынка, ещё есть фотографии морских клешнистоногих, устриц, пышущей здоровьем и сочностью редиски… Де Сталь мне только чудится. Никак не смогла себя заставить рисовать артишоки квадратиками. Ну нет, они же вот такие развесисто-клюквенные! Чиркала карандашами, потом добавила жирных масляных мелков. Всё равно — не то. Увы. Надо будет вернуться к ним. И вообще — теперь вижу, что они коричневые!

Никола де Сталь. Рисунок углем

Копия рисунка   Копия рисунка де Сталя

Копия рисунка обнаженной   Копия рисунка, карандаш

Копия рисунка, маркер

62. Нашла наконец ту самую обнажённую. Попробовала копировать пять раз, быстро. Пятый — розовым текстовыделителем. Но сканер его не распознал, съел всю яркость. Фотошопить не умею, получился винтаж. Больше всего завораживает достоверность блика на левом её плече. И пальцы на бумажке. Всего-то — быстрый пробег толстым штрихом, да пять раз чиркнуть над руками. А — живо!

Инженерный замок, фото Атаянца    Инженерный замок, масляная пастель

Зимняя канавка, фото Атаянца     Зимняя канавка, масляная пастель

Летний сад весной, фото Атаянца     Летний сад весной, масляная пастель

62а. Внезапное продолжение. Вечером, хоть вроде уже и выполнила дневную программу, вдруг открыла Сохранённое в фейсбуке, мелко задрожала над телефонными фотографиями неподражаемого Максима Атаянца и начала почти кидаться мелками — так бойко вдруг захотелось нарисовать просто цветные пятна, почти без деталей. Совсем без деталей — не могу всё же, это будет высший пилотаж.

Вид на Биржу, фото Атаянца     Дворцовый мост и Биржа, фото Атаянца

Петропавловка и ледоход, фото Атаянца    Петропавловка и ледоход, масляная пастель

Эрмитаж и ледоход, фото Атаянца     Эрмитаж и ледоход, масляная пастель

63. Продолжила пользоваться найденным в фейсбуке. Примерно такое же нервно-вдохновенное возбуждение, как вчера. Казалось бы, с чего? Вечерние умиротворяющие городские красоты, лёд на Неве, бирюзово-розовая желтизна закатного неба. Возможно, повлияли немного суматошные сборы в Милан, как всегда происходит в апреле. Летим завтра.

Заглавное изображение — паркетные плашки в кафе неподалёку. Очень Николя де Сталь, меня поймут коллеги по «цеху». Впрочем, Елена Тарутина возразила, что это Элсворт Келли.

You may also like