Стокгольм, день весеннего равноденствия

Мы припустили со всех ног: состав короткий, и объявление об этом по-английски промелькнуло на табло лишь в самый последний момент, за минуту до отправления. Эта блондинка в розовой шапке грубой вязке обратилась ко мне с вопросом, не знаю ли я, дойдёт ли следующий поезд до нужного ей пункта на Å. Я приготовилась прибедняться, но ответить смогла, да и выяснилось, что это нужный нам обеим маршрут. Машинист прекрасно видел из своего укрытия, как мы несёмся по перрону, и надеюсь, вряд ли тронул бы состав без нас. 

Виденный вчера машинист тоже порадовал: молодой парень с хвостиком на макушке уж как-то совсем по-концертному выпрыгнул из кабины, волоча микрофонный оранжевый кабель завитками, осмотрел перрон, почти песенно объявил в него не то следующую станцию, не то предупреждение «Осторожно, двери!..» и не менее картинно затанцевал обратно.

Рабочий день — день не то счастья, не то весеннего равноденствия — начался ярким солнцем, морозцем и всего десятью минутами ходу до выставочного центра. Выставка крошечная по сравнению с миланскими масштабами, — обойти за полчаса, внимательно вглядываясь и снимая понравившиеся предметы. На удивление, посетителей оказалось достаточно, даже для такой узкоспециализированной сферы.

Коллега из Голландии развлекал разговорами о своей коллекции антиквариата, о малых голландцах и терракотовом всаднике времен династи Тан, демонстрировал фото, как обвивает ворота его дома виноград. С его женой мы обсудили, кто что читает и кто где остановился. Они — в отеле на лодке! Голландцы, что возьмёшь. Но — недовольны — ужасная слышимость, приходится пить таблетки, чтоб уснуть.

Я просто кум королю в своем апарт-отеле, на 13 этаже, где даже постоянно едущие поезда не слышны, и беспокоит лишь яркое солнце. И система ненавязчивого бронирования — оплатил, получи два кода: от входа в здание и в номер, прочти правила пользования и держи связь с рецепцией по почте или по телефону. Правда, сегодня в моё отсутствие отлепился с потолка и грохнулся на пол противопожарный датчик. Законопослушно отчиталась об этом в письменном виде, мало ли чего. Кругом же висят стращающие указания, грозящие штрафами и экстра-издержками.

    

Как вчера и запланировала, после выставки поехала разведать, что за музей такой — древностей Средиземноморья и Ближнего Востока. Чуть не бросила всё, правда, осознав в темноте уже, минут через двадцать бестолкового пешего пути по холоду, что maps.me опять дурит меня и кружит, как леший по лесу.

    

Хорошо, музей открыт до восьми. И вход в него бесплатный. Путеводитель по Стокгольму нашла на сайте выставки, вот и полюбопытствовала. В городе всего несколько музеев со свободным посещением и удобным вечерним временем работы. Ещё бы пораньше прийти, могла бы поужинать в его ресторанчике Багдад, из кухни которого неслись соблазнительные запахи.

Однако коллекция глиняных фигур из ритуального святилища на Кипре — что-то особенное! Выстроились, будто терракотовая армия китайского императора, все смотрят на тебя, из косоугольной стеклянной витрины… А в стене торчит священный круглый камень.

И коллекция выразительных скульптурных лиц, сов всех мастей, чернофигурных ваз со сценами поприличнее и нет, — в шкафах на втором этаже, прямо среди ресторанных столиков с меню дня. Удивительные лица, смешные выражения у зверей, невероятные мелкие артефакты вроде бирюзового глаза бога Ра или миниатюрного кувшинчика в форме губастой коровьей головы.

   

Что, интересно, происходит в этих шкафах и вокруг них, когда гасят свет, проверяют, не забыли ли посетители вещи в шкафчиках, расходятся строгие смотрительницы, ресторанные повара и весёлые продавцы музейного магазинчика? Эхх, мурашки по коже.

   

Обратно ехала с той же T-centralen, там-то и проявила чудеса понимания шведскоязычного расписания и объявлений о длине состава. Вообще, сама хотела задать упреждающий вопрос той девушке в розовой шапке. В конце концов, кто из нас больше похож на шведку, я или она?!

You may also like