Неделя 4. Сеансы магии без последующего разоблачения

Мастер и Маргарита. Журнал Москва

Удивительным образом в последнее время многое вокруг напоминало о «Мастере и Маргарите». Подталкивало перечитать роман. То Magisteria расскажет о лжи и правде в мире вечном и мире сиюминутном. То в застольном разговоре под Primitivo di Manduria услышу, что главы романа в точности следуют дням Страстной недели.А недавно прочитала пост Сергея Волкова, как он задал ученикам опросить родителей — кого какая книга «зацепила» в 15 лет. Тут же опросила друзей и знакомых и стала вспоминать сама. Так вот, зацепили меня тогда две самиздатовские книжки «М. и М.»- ксерокопированные страницы из журнала «Москва» в бордовом переплёте. Подруга, помнится, взяла у учительницы литературы(!) дня на три почитать, а я выпросила у неё и тоже успела уложиться за какие-то пару вечеров.

Как полюбившаяся в 15 лет книга влияет на жизнь взрослеющего человека? Наверно, это своего рода ключ к домашнему заданию девятиклассникам от Сергея Волкова, а для моего мифологически настроенного сознания — это практически гадание. Так вот, оказалось, что история Мастера и Маргариты, пожалуй, и есть главный миф моей жизни.

Решила перечитать. Текст глазами читаю с трудом, потому всё-таки стала слушать. Переслушала главу об их житье в подвальчике с печкой, в которую Мастер кидал не желавшие гореть листы рукописи. И вдруг поняла, что не хочу и не умею быть Маргаритой. Не буду яростно отстаивать — как ребёнка? — пусть и великого, но беспомощного и сдавшегося человека, мужчину. Охохо! А в 15 — что, думала, что готова посвятить такому спутнику жизнь? Не помню. Но — разочаровалась сейчас. Или — созналась в трусости? Той самой, которую так обличает Иешуа?

А на главе с внезапным появлением утраченного романа, где Воланд ещё говорит «рукописи не горят», — внезапно ощутила ком в горле. Не то оттого, что фраза и вправду сильная, и вспомнилась свежесть первого впечатления. Не то от моей приверженности общим местам, раскрученным шедеврам и всем известным сюжетам. Ведь стала же ни с того ни с сего точить слёзы в Лувре у Джоконды.

    Бернар Бюффе. Птицы    Копия птиц Бернара Бюффе

22.  А рисовались на неделе в основном копии.
Всё тот же «пепельно-серый Бернара Бюффе (1928-1999)» от Ладо Почхуа.

Бернар Бюффе. Intimement     Бернар Бюффе копия

23. Он же, оттуда же. Под эту картинку прекрасно слушалась сцена на Патриарших, с маслом, турникетом и отрезанием головы Берлиозу. Сумасшествие Бездомного и судачки «а натюрель».

Сезанн. Пирамида из черепов    Пирамида из черепов копия

24. Вписалась таки в проект Елены Тарутиной — стодневка «Быть художником». Автор предлагает копировать великих. Ну, я только приблизилась к этому. Первая неделя — в фокусе Сезанн. Насмотреться его работ, выбрать понравившиеся и — копировать. Не очень люблю Сезанна, да и импрессионистов (и пост-). Но — оказалось увлекательно! Особенно эти его штрихи, цветовые пятна и сизые оттенки там, где их вообще не ожидаешь увидеть.
Выбрала сюжетец с черепами. Историей Миши Берлиоза, очевидно, навеяло.

Сезанн яблоки    Яблоки Сезанна. Копия

25. Менее кровожадный сюжет, всегдашние сезанновские яблоки. Всё плохо с пропорциями. И если даже композицию в целом исправила, дважды подтёрла и приблизила к исходным соотношениям, то размеры яблок друг относительно друга всё равно «гуляют»…

Пикассо. Портрет спящей женщины    Портрет спящей женщины копия

26. Пикассо. Подустав от Сезанна, с любовью и охотой выполнила этот карандашный портрет. Очень уютно спит! Тоже так хочу.

Сезанн. Полдень в Неаполе     Сцена в алькове. Копия

27. Сезанн. Нашла его набросок к «Полдню в Неаполе», понравились и сюжет, и небрежная манера. Сначала решила, что это венецианский мавр застал любовников врасплох. Слушала про бал у Сатаны, купание в шампанскоми коньяке, распухшее колено Маргариты и барона Майгеля, развлекалась линиями и синевой. В процессе, размалёвывая кота, занавес и зеркало, разглядела, что «лиловый негр» никого не подкарауливал, лишь принёс блюдо. И сцена мирная. А независимый кот как будто специально выпрыгнул из «МиМ».

Сезанн. Мужчина с трубкой    Мужчина с трубкой. Копия, карандаши

28. Моя любимая картинка за эту неделю, не считая «Спящей» Пикассо. Вообще вышел не Сезанн! Чиркала карандашами под сцены разгрома Торгсина (Бегемот, пожирающий мандарины с кожурой и сельдь керченскую с костями), под кошачий же трёп о глотке бензина — спасении умирающего… Очевидно, примус и Аннушка с авоськой у нефтелавки и помогли мне увидеть у Сезанна вот эти нефтяные разводы. В оригинале они куда сдержаннее, эти цветовые пятна. Но они там есть! Дочь одобрила.

Торгсин. Раскрашенное фото

(Фото, как выглядел Торгсин, отсюда).

Все картинки кликабельны.

You may also like