Неделя 4. Сеансы магии без последующего разоблачения

Удивительным образом в последнее время многое вокруг напоминало о «Мастере и Маргарите». Подталкивало перечитать роман. То Magisteria расскажет о лжи и правде в мире вечном и мире сиюминутном. То в застольном разговоре под Primitivo di Manduria услышу, что главы романа в точности следуют дням Страстной недели.А недавно прочитала пост Сергея Волкова, как он задал ученикам опросить родителей — кого какая книга «зацепила» в 15 лет. Тут же опросила друзей и знакомых и стала вспоминать сама. Так вот, зацепили меня тогда две самиздатовские книжки «М. и М.»- ксерокопированные страницы из журнала «Москва» в бордовом переплете. Подруга, помнится, взяла у учительницы литературы(!) дня на три почитать, а я выпросила у неё и тоже успела уложиться за какие-то пару вечеров.

Как полюбившаяся в 15 лет книга влияет на жизнь взрослеющего человека? Наверно, это своего рода ключ к домашнему заданию девятиклассникам от Сергея Волкова, а для моего мифологически настроенного сознания — это практически гадание. Так вот, оказалось, что история Мастера и Маргариты, пожалуй, и есть главный миф моей жизни.

Решила перечитать. Текст глазами читаю с трудом, потому всё-таки стала слушать. Переслушала главу об их житье в подвальчике с печкой, в которую Мастер кидал не желавшие гореть листы рукописи. И вдруг поняла, что не хочу и не умею быть Маргаритой. Не буду яростно отстаивать — как ребёнка? — пусть и великого, но беспомощного и сдавшегося человека, мужчину. Охохо! А в 15 — что, думала, что готова посвятить такому спутнику жизнь? Не помню. Но — разочаровалась сейчас. Или — созналась в трусости? Той самой, которую так обличает Иешуа?

А на главе с внезапным появлением утраченного романа, где Воланд ещё говорит «рукописи не горят», — внезапно ощутила ком в горле. Не то оттого, что фраза и вправду сильная, и вспомнилась свежесть первого впечатления. Не то от моей приверженности общим местам, раскрученным шедеврам и всем известным сюжетам. Ведь стала же ни с того ни с сего точить слёзы в Лувре у Джоконды.

        

22.  А рисовались на неделе в основном копии.
Всё тот же «пепельно-серый Бернара Бюффе (1928-1999)» от Ладо Почхуа.

     

23. Он же, оттуда же. Под эту картинку прекрасно слушалась сцена на Патриарших, с маслом, турникетом и отрезанием головы Берлиозу. Сумасшествие Бездомного и судачки «а натюрель».

    

24. Вписалась таки в проект Елены Тарутиной — стодневка «Быть художником». Автор предлагает копировать великих. Ну, я только приблизилась к этому. Первая неделя — в фокусе Сезанн. Насмотреться его работ, выбрать понравившиеся и — копировать. Не очень люблю Сезанна, да и импрессионистов (и пост-). Но — оказалось увлекательно! Особенно эти его штрихи, цветовые пятна и сизые оттенки там, где их вообще не ожидаешь увидеть.
Выбрала сюжетец с черепами. Историей Миши Берлиоза, очевидно, навеяло.

    

25. Менее кровожадный сюжет, всегдашние сезанновские яблоки. Всё плохо с пропорциями. И если даже композицию в целом исправила, дважды подтерла и приблизила к исходным соотношениям, то размеры яблок друг относительно друга всё равно «гуляют»…

    

26. Пикассо. Подустав от Сезанна, с любовью и охотой выполнила этот карандашный портрет. Очень уютно спит! Тоже так хочу.

     

27. Сезанн. Нашла его набросок к «Полдню в Неаполе», понравились и сюжет, и небрежная манера. Сначала решила, что это венецианский мавр застал любовников врасплох. Слушала про бал у Сатаны, купание в шампанскоми коньяке, распухшее колено Маргариты и барона Майгеля, развлекалась линиями и синевой. В процессе, размалёвывая кота, занавес и зеркало, разглядела, что «лиловый негр» никого не подкарауливал, лишь принёс блюдо. И сцена мирная. А независимый кот как будто специально выпрыгнул из «МиМ».

    

28. Моя любимая картинка за эту неделю, не считая «Спящей» Пикассо. Вообще вышел не Сезанн! Чиркала карандашами под сцены разгрома Торгсина (Бегемот, пожирающий мандарины с кожурой и сельдь керченскую с костями), под кошачий же трёп о глотке бензина — спасении умирающего… Очевидно, примус и Аннушка с авоськой у нефтелавки и помогли мне увидеть у Сезанна вот эти нефтяные разводы. В оригинале они куда сдержаннее, эти цветовые пятна. Но они там есть! Дочь одобрила.

(Фото, как выглядел Торгсин, отсюда).

Все картинки кликабельны.

You may also like