Шпионские страсти, или Вечно в кожаных перчатках…

На родине студента Ансельма и золотых змеек с чудным взором темно-голубых глаз, на берегах вальяжно текущей Эльбы…
Дело было в Дрездене, в прошлом августе. Вместо чудес из гофмановского «Золотого горшка», а также помимо действительно чудесных видений в Галерее старых мастеров, посчастливилось мне набрести на выставку про шпионов. Её временно организовали в одном из торговых центров.

«Опасаясь контрразведки,
Избегая жизни светской,
Под английским псевдонимом — мистер Джон Ланкастер Пек,
Вечно в кожаных перчатках,
Чтоб не делать отпечатков,
Жил в гостинице «Советской» несоветский человек…»

Нарочито грубые фанерные щиты и боксы. Кое-где зарешеченные. На щите под названием Escape and Evasion — краткое введение в тему:

«В своей рискованной службе агенты и шпионы пользовались маленькими неприметными помощниками. Например, игральными картами со спрятанными в них картами местности, ножами, замаскированными под расчёски, или компасами в пуговицах. Основная идея — скрыть оружие в безобидных предметах повседневного обихода, применяя их для ухода от преследования или для защиты.
Транспортировка контейнеров для миниатюрных наборов инструментов или динамита, укрываемых ректально, стоит особого упоминания.»

«Визуальное наблюдение и слежение.
Главным образом, секретные агенты должны совершенствоваться в выслеживании. Постоянно помня о риске разоблачения, для сбора информации они пользуются своими собственными чувствами так же, как и техническими приспособлениями. В этом деле неоценимую помощь оказывают камеры со специальными линзами, приборы ночного видения и всевозможные детекторы оптических сигналов.

В обычную деятельность шпионов входит прослушивание телефонных разговоров, переадресация вызовов и перехват почтовых отправлений. При возможности доступа в помещение подкладываются подслушивающие устройства. Либо проводится звуковое наблюдение путем измерения и оценки вибрации оконных стекол при помощи специальных лазерных технологий.

Собственные сообщения агенты всегда передают в закодированном виде. Безобидные разговоры, радиошифры и невидимые чернила помогают сохранить информацию в секрете и сбить со следа возможных преследователей.
(«И ещё: оденьтесь свеже,
И на выставке в Манеже
К вам приблизится мужчина с чемоданом, скажет он:
«Не хотите ли черешни?
Вы ответите: «Конечно», —
Он вам даст батон с взрывчаткой, принесёте мне батон.»)

Рекомендации по деятельности шпионов.
— Проводить переговоры в общественных местах, таких как рестораны и парки, с высоким уровнем посторонних шумов.
(«…но работать без подручных
Может, грустно, а может, скучно.
Враг подумал, враг был дока, — написал фиктивный чек.
И где-то в дебрях ресторана
Гражданина Епифана
Сбил с пути и с панталыку несоветский человек»).

— Всегда встречаться с вышестоящими офицерами в третьих странах — маскируя своё пребывание под отпуск.

— Никогда не тратить много денег за раз, особенно если суммы превышают ваш обычный доход. Это может вызвать подозрение.»
(«Епифан казался жадным,
Хитрым, умным, плотоядным.
Меры в женщинах и в пиве он не знал и не хотел.
В общем, так, — подручный Джона
Был находкой для шпиона.
Так случиться может с каждым, если пьян и мягкотел.»)

В нескольких витринах экспонировались фотокамеры. Миниатюрные — марки Tassina. «Самая маленькая моторизованная 35 мм камера в мире пользовалась огромной популярностью среди сотрудников спецслужб. Она помещалась в сигаретную пачку, а также внутрь зонтика (ага, вот почему стенд называется «Umbrella Camera»!) и применялась Штази в 1978 году. Снимки делались абсолютно бесшумно, она позволяла фотографировать даже сквозь небольшое отверстие внизу зонта.»
(«Джон Ланкастер в одиночку,
Преимущественно ночью,
Щёлкал носом, в нём был спрятан инфракрасный объектив…»)

 

И отечественная продукция.
Слева. Шестнадцатимиллиметровая «Киев-30», а рядом — русская реплика «Лейки». «Одна из самых знаменитых в мире фотокамер — Leica. Начиная с 1930-х годов, она пользуется успехом у почти всех секретных служб за её видоизменяемость, за линзы, дающие снимки высочайшего качества, и что немаловажно — за её беззвучный затвор.»
Справа — малышка фотокамера. Ключ положен для сопоставления масштабов. «Уже в 1930-е производились камеры размерами всего несколько сантиметров. Это — русская модель.»

      

Слева — складной фотоаппарат. «Секретная камера. В начале XX века большинство шпионских фотоаппаратов имели нетрансформируемую конструкцию. Эта модель — одна из первых переносных, благодаря складной конструкции.»
Справа — невероятно увеличенная пуговица (большая круглая, внизу стенда) демонстрирует принцип работы самых крошечных снимающих устройств. И собственно набор из 10 пуговиц для модели F21.

          

Ну и, пока переходила от стенда к стенду, в голове докручивалось:
«…А потом в нормальном свете
Представало в чёрном цвете
Всё, что ценим мы и любим, чем гордится коллектив.»

Кроме фотокамер, в экспозиции участвовали:
— коробки с копировальными наборами (тушь, оттиски, пресс-папье…),
— чемоданчики с усами-париками и прочим разбойничьим камуфляжем, включая «щётки тридцати родов»,
— галоши невероятных размеров с отпечатками «не в ту сторону» и ботинки с отделяемыми подмётками,
— баллоны от дезодорантов и флаконы якобы для духов, служившие дамам-шпионкам контейнерами для провоза предосудительных предметов,
— «яблоки» со взрывателем,
— переносные рации, всевозможные звукозаписывающие и подзорные устройства,
— «дохлые крысы», под которые маскировали «закладки» для передачи секретных сведений либо мины-ловушки. Как объяснялось, поскольку после II Мировой на улицах оставалось множество мёртвых животных, такие «объекты» не вызывали подозрения.

«Шпиёнкам» посвящен отдельный стенд: с необъятным бюстгальтером, куда пряталась камера, с тюбиками помады и туши для ресниц двойного назначения и прочими зловредными штучками. Тут уже другая история про «заграницу», от того же В.С.:
«Но могут действовать они не прямиком:
Шасть в купе, и притворится мужиком.
А сама наложит толу под корсет,
И — проверяй, какого полу твой сосед!»

Ведь:
«Враг не ведал, дурачина,
Тот, кому всё поручил он,
Был чекист, майор разведки и прекрасный семьянин.»

Или — вот:
Шифр Цезаря. Назван в честь Юлия Цезаря, применившего эту технику две тысячи лет назад. Это самая простая и самая распространённая техника шифрования. Тип подстановочного шифра, где каждая буква исходного текста заменяется буквой, отстоящей от неё на некоторое количество шагов далее по алфавиту.
Секретные службы и религиозные символы. Атрибуты веры часто использовались для сокрытия оружия или — благодаря своей конструкции — сами являлись опасным оружием.
Наручные часы со специальными функциями. Даже на заре шпионажа часы уже использовались в качестве контейнеров или потайных хранилищ для ядов, документов или скрытых камер.

К сожалению, хорошего качества фотографий у моего телефона в этот раз не получилось: в стекло боксов отсвечивала реклама, руки почему-то дрожали, и вообще на этот торговый центр я не рассчитывала потратить много времени, ведь в Дрездене у меня было полтора дня.

«Да, до этих штучек мастер
Этот самый Джон Ланкастер!..
Но жестоко просчитался пресловутый мистер Пек:
Обезврежен он, и даже
Он пострижен и посажен.
А в гостинице «Советской» поселился мирный грек.»

You may also like