Неделя 1. Здравствуй, ёлка, Валентинов день!

Спасибо всем, кто откликнулся на спонтанный пост о поиске партнёра для взаимной поддержки. Чтобы не в одиночку рисовать, шить что-то новое из старого — но так, чтобы каждый день (неделю, месяц). Смысл рисовального марафона не вполне ясен мне самой. Но дочь говорит, что вместо того чтобы сидеть сложа руки и ныть, что не умею рисовать, надо что-то уже начать делать. Вот это самое — рисовать каждый день.

Думаю, я вдохновилась жёлтым взглядом волка, что водрузился на стенке моей спальни. Подруга подарила фотографию живого волка из настоящего волчьего питомника где-то недалеко от города. Разводит зверей девушка, которой в детстве мама запрещала заводить собаку. Волчатница сама ещё при этом — скульптор. Чудны дела.

Взгляд этого бурого волка по имени Брюс произвел на подругу мою впечатление такой силы, что она решила поделиться им со мной. Я отволокла фотографию в намоленную багетную мастерскую, по пути предусмотрительно дважды грохнувшись на пятую точку — для верности, чтобы уж точно измять её.

Словоохотливые консультанты багетной уговорили меня на музейное стекло, что стоит раз в десять дороже, посетовали, что измятость будет таки видна, и наконец дали приличную скидку. Я ж постоянный клиент, как-никак!

Обещала себе начать рисовать — и начала. Под пристальным, хоть и вскользь, взглядом волчища. Получила фото в багете, повесила на единственный гвоздь на стене, куда с периодичностью отчётно-перевыборного собрания перевешиваю то Дюрера, то Нюрнберг, то обнажёнку от римского антиквара и — начала.

     

1. Это кольцо — артефакт, добытый в разлюбезной моему сердцу лавке шведского старья. По его поводу провела даже небольшое расследование, не окончившееся пока ничем.
Информант из одной финской исторической группы в фб сообщил, что скорее всего, это простое школьное кольцо.

Гравировка внутри обозначает, по вероятности, время и место встречи выпускников — в 1963-м, и он даже разгадал сокращение от названия рыбного ресторана Хельсинки.
Но по поводу аббревиатуры — ничего путём сообщить не смог, кроме того что это может быть как название школы, так и тайный знак. И отказался сообщить своё имя, чем ещё больше нагнал туману.
(А нарисовано криво и не в пропорциях, да).

С тех пор в этой лавке меня ждут, припасают всякие раритетные вещицы с надписями, гравировками, непонятными значками. Недавно мы разошлись во мнениях, что же это за поцарапанная, измятая кружка с отверстием в крышке — совсем как у трамвайно-троллейбусной кассы моего детства, куда кидали монетки и покрутив ручку, отрывали билетики. У продавщицы была заготовлена легенда, что это судовая спиртовка, а что измята — падала от качки, всё ясно. Я же предположила, что это кружка для пожертвований. Теперь у неё есть две легенды, на выбор.

     

2. Всё из той же лавки — бронзовый колокольчик. Имя на подоле женщины с поварёшкой и книгой в руках помогли быстренько нагуглить, кто она такая, и почему в её честь льют колокольцы.

Оказалось, это Кайса Варг, автор первой шведской поваренной книги.
Книга вышла в 1755 году, содержала 800 рецептов.
«Кніга таксама апісвае шведскую кухню, калі яшчэ шырока не ўжывалі бульбу, што робіць яе важным гістарычным дакументам.» — цитата из Вики, где о Кайсе из общедоступных языков почему-то только по-белорусски. Ну, по-английски тоже есть.

Колокольчик малиново, звонко и приятно звучит. Чтобы не звать дочь из кухни несолидным криком, ни тем паче писать вконтакте, где она всегда: «ужин!», я теперь звоню.

А мы с сестрой в детстве получали звонок от мамы по телефону! Папа, связист по образованию и радиолюбитель по призванию, купил 2 аппарата и соединил кухню и детскую. Настоящие были телефончики, с диском, из тёмно-зеленого глянцевого пластика. Что уж там набирала мама, не знаю, но мы в десткой снимали трубку и цивилизованно откликались на зов ужинать из кухни!

     

3. Утка по фэншую — оттуда же. Мне там нравится покупать штуки в подарок друзьям и родным. Просто утка, держит пачку салфеток, которые раньше сами по себе валялись на столе. По фэншую — потому что зверей (уток, кошек, медведей и прочих), помнится, должно быть по паре, чтобы они что-то там символизировали и сулили. Утка двусторонняя, считай, их — пара. И вообще она — селезень, раз с зелеными пёрышками в крыльях.

4. Фастум гель. Ну, он и в Африке Фастум гель. Завалялся на работе — после новогодних раздач подарков заболела спина, вот и пригодился.

    

Лучшим лекарством — и отвлекающим средством от боли — на январских каникулах стала для меня Мастерская текста Лены Трусковой. И куклы. И Гофман, с его Котом Мурром. 

Рассказав душещипательную кукольную историю своей хорошей знакомой, получила от неё через неделю соцзаказ: скрепить на резинку развалившегося на составные части целлулоидного пупса лет пятидесяти. Внучка играла, крутила-вертела ручки-ножки, вот куклёнок и не выдержал.

Решив про себя, что я теперь кукольных дел мастер, начиталась в интернете советов по восстановлению старинных игрушек (из бисквита! это такой сорт фарфора, вспомнила я, — из него еще изоляторы на столбы делают), и скрепила несчастное существо. Существо стало выглядеть не хуже прежнего, хоть старый пластик и подкачал кое-где. Годы взяли-таки своё…

    

5. Ель новогодняя, пластмассовая. И инструкция по эксплуатации имеется. Саша не хочет убирать — с ёлкой ей уютнее. Гирлянда прицеплена к реле, огонёчки сами включаются и сами выключаются.

Ну вот и до 14 февраля добрались, теперь думаю, и все гендерные праздники простоит.

Украшена дочерью, самыми её любимыми игрушками всех времён. Особенно хороши разномастные балерины и шарики. Есть ещё фарфоровый танкист в шлеме, белка-космонавт и тонкий выдувной заснеженный домик. Но рисовать огоньки — это высший пилотаж. Тут специально учиться надо…

    

6. Лоскутные игрушки с ёлки.
Эти — особенные. У сестры и у Лены такие же есть.
Их наша общая подруга сделала нам в подарок.

Теперь дочь, каждый раз наряжая ёлку в декабре, подыскивает шарики и прочие украшения им в тон, не иначе. То есть, они задали нам новогоднюю моду надолго вперёд. Красный, зелёный, золотой…

А техника этого самого пэчворка — кто пробовал — она ведь очень непростая. И ещё я теперь знаю, какие сокровища можно найти в лоскутных магазинчиках на Староневском. Одежду куклам, кстати, там искала.

     

7. Таки яблоки. Почти из митьковского анекдота о поддельных ёлочных игрушках, что не приносят радости: формой, цветом и даже чуть-чуть запахом смахивают на настоящую антоновку, но — не она.
Да и получились похожими на картошку.

Следующая рисовальная история — через неделю. И чтоб не утомиться однообразием домашней утвари, всё начнётся с Пикассо…

You may also like