Песня про филина

Кружочки, коклюшки, гончарный круг… Карты у Кати круглые, похожие на голосники гитар, которые делает Саша. И на тарелочку с надписью «feeling», которую я подарила Александру. И на часы, стрелки которых вдруг вдохновили меня на текст о двух последних. Текст не сложился, увы. Хоть я испросила на него благословения у обоих.

Карты из аппетитной коробочки как из-под вишневых леденцов — выдали вот какие образы: слишком эмоциональный мальчик из «Один дома», скалолаз, морошка, искаженное лицо, золотой компас-яйцо, рукопожатность белого и смуглого граждан мира…

А в конце разговора, когда Катя попросила фидбэк, я — как обычно не сразу ухватывающая, мне всегда нужно два-три раза объяснять, это правда, умом я не сильна, и это она тоже мне честно сказала, тут же утешив впрочем, что сильна другим чем-то, — попросила практически повторить сказанное, резюмировать, и карты вышли почти те же самые. Из той же толстенной колоды.

Однако карты ей и не нужны особо. Скорее «для приличия», как она мне потом уже объяснила. Главное — настроиться на человека. Интересно получается: в удаленном недавно тексте про часы я удивлялась этому же умению двух Саш. Умению настроиться на человека.

А удивляться надо не умению даже, а — желанию — услышать другого. Вот этой цепкости-жадности во взгляде, любопытству к другому. И все же — как они это делают? В голове лишь морально устаревшие метафоры вроде антенных радиоприемников и огромных тарелок радиолокаторов, что вращались каждый вечер в 21:00 у всех по телику перед программой «Время». «Добрый вечер. — Здравствуйте, товарищи!»

У меня есть подозрение, что так они узнаЮт что-то и о самих себе, а как же. Вячеслав Иванов рассказывал же, что у всех людей действительно была одна общая прапра-… родом где-то из Африки. И мы все — родственники.

И правы стоики и их последователи с их идеей справедливости. Справедливость — это то, чего нет. И что можно совершать лишь своим собственным усилием, каждый день, специально помнить об этом.

Каждое утро пишу себе: «не толкаться в метро, не лезть без очереди, не перебивать». Хотя бы этому научиться… Надо сказать, эти утренние письменные императивы — совсем немного — помогают по крайней мере помнить об обязательствах перед самой собой.

Чтобы не переспрашивать в третий раз, я записала наш разговор. Через день переслушала. Отметила новое для себя. Посокрушалась о собственной невнимательности. Еще раз удивилась, насколько мощно Катя восприняла и вернула мне — меня.

Фото позаимствовала в группе гончаров Hey May.

You may also like