Эрфурт-Веймар-Эрфурт-Лейпциг

С утра обменялись с моей хозяйкой восхищениями красотой окружающего Эрфурта. Оказывается, она переехала сюда из Берлина. До того работала графическим дизайнером. С мужем они вдруг с нуля решили заняться бизнесом b&b, семнадцать лет назад приобрели вот этот старый дом (странно, я считала, все владельцы пансионов здесь — наследники этой самой недвижимости). Сражались с гниющей старой древесиной. Начав с четырех комнат, расширились, пристроили новые апартаменты в саду. Я как раз их и занимала.

Бизнес ей нравится, дела идут неплохо.
Сегодня ей пришлось встать в шесть — кто-то из постояльцев рано уезжал, надо было приготовить завтрак.

Да и дети уже второй день как ходят в школу (у нее двое сыновей, 14 и 16, старший учится так-сяк, бросил учить французский и решил почему-то взяться за русский, но зато спортивный мальчик).

Я похвалила коллаж, что висит у меня в комнате: Кремербрюке и скульптура на морском штурвале. Она провела меня по комнатам (гости все уехали, пятница), показала остальные работы того же автора. Среди них портрет математика Макс Ризе, коллаж со счетами — натянуты тросики, по ним перемещаются крупные терракотовые бусины. К стыду своему, я срвсем не знаю имени Макса Ризе. Хотя сама дня два назад рассказывала портье в Нюрнберге, что моя улица названа именем известной женщины-математика.

Я позвала Марину к себе, показала ей маленькие смешные картинки из Нюрнберга, что купила на тенистой улице у Лоренца перед отъездом. Зайду в присмотренную багетную мастерскую у Мухи — сделаю для них общий багет с паспарту.

Пошла на вокзал, конечно, пешком. Парки, речка, тихие фешенебельные улицы. Неизменная Шиллерштрассе. Обилие архитектурных наслаждений.

 Цветы, влажный гравий. Церковь в парке, где меня преследовал крикливый детский сад в разноцветных дождевиках (дотопали до площадки, и отстали) снабжена табличкой примерно такого содержания: «Церковь открыта со вторника по пятницу с полчетвертого до полседьмого. Главный вход с улицы».

Под мостом наблюдала черного дружелюбного собакина с зонтиком в зубах. Шел, помахивая хвостом, вел за собой хозяина на кислотном желтом поводке. Под мостом перед вокзалом — мутная как будто от дождя речка (вчера вода была тихая и прозрачная), быстрая, как с гор. По берегам — обвисшие под тяжестью обильного плюща и потому плакучие деревья.

И на вокзале, сдав чемодан, решила махнуть в Веймар. До поезда в Лейпциг три с половиной часа. Почему бы не съездить в городок в 12 минутах расстояния? Повоевав с тремя автоматами, обменялась сожалением по поводу несъедобности моей карты с парнем, который тоже не мог скормить карту билетной машине. Пришлось менять 20 евро на мелкие.

Контролеру уже в пути почему-то этот мой билетик и не понравился. Поворчав на чистом немецком, подписала ручкой на нем время проверки и ушла недовольная.

Уделила таки Веймару — полтора часа. Не успела получить сколько-нибудь вразумительного впечатления, горжусь лишь что случайно заскочила в церковь, где оказалась роспись руки Кранаха.

Добрела до его же дома, сначала и не поняла, что это он. Между инфоцентром для туристов и неприлично расписным театром. Кругом Шиллер, Гете, Бах, Лист, Бухенвальд, Веймарская республика… Городок при этом тихий и слегка провинциальный, с его аллеями, увитыми виноградом беседками, кондитерскими и толпами туристов.

В Эрфурте успела дойти до Кремербрюке — взглянуть на него со стороны. В воздухе отчетливо пахло пивоварней. Старую синагогу рассмотрела лишь слегка, из-за стеклянной наружной стены.

Хоть бежала на поезд уже второпях, оказалось, можно сбавить обороты. Прибытие поезда на Лейпциг задержали на 15 минут. В моей сумке тем временем смешалось все: айпад, так неурочно забытый в станционном туалете и так счастливо найденный вновь, свитер, зарядки с пауэрбанком, студенческая смесь, полторы бутылки воды и бутерброд с помидорами и моцареллой. Зонтик в итоге мне подавали под соусом ремулад — пакет от бутерброда слегка повредился.

Лейпциг встречает дождем. День опозданий и недопониманий. Хозяева не получили в ответ на свои трудновразумительные тексты ни одной моей смски, разозлились и не хотят меня селить. Букинг вмешивается и решает конфликт. Ок, жду еще час.

Дождь покапал и прошел, в ожидании обидчивых хозяев я разглядывала прохожих, подтанцовывала музыке в телефоне во время разговора с Лондонским офисом Букинга, поболтала с человеком, приехавшим на бмв с необычными для города на Л номерами: начинаются на РП. Он рассказал, что он из города Рейнланд-Пфальц в 500 км отсюда. Мы пожелали друг другу хорошего уикэнда.

Вечер заканчивается по эмир-бухарски: в огромных апартаментах с видом в сад, под бокал Гевюрцтраминера. И суп с ракушками, как у бабушки.

Осси, конечно, в разных городах разные. Лейпциг, который я еще не расчувствовала толком, подтверждает это.

You may also like