Celebrate, или Куда унесет река

Вчера тема рек и морей, так наводнившая мои сны, неожиданно вылилась в почти-море на Приморской. Причем в центре за полчаса до этого, спеша в метро, я выбирала специально теневую сторону улицы, — солнца был явный излишек. Устремившись к выходу, сразу не поняла, почему народ не спешит выходить, и с чего вдруг кто-то прошелестел мне сзади: “Смелая какая!”.

…В spar’e пришлось купить очередной зонтик, взамен бездумно выложенному с утра — все, прогнозам верить больше не буду! И по улице Железноводской, до площади Балтийских Юнг, практически плыла, лишь изредка жалея новые балетки.

Опять сплошные параллели. Читаю книжку сказок, цитировать которую хочу почти непрерывно, но часто не могу — из-за неприятного названия. Больше всего оказались under my skin многочисленные парафразы сказки о Русалочке. И как это связать с моими снами о морях и реках, подскажет (или не подскажет) господин Юнг.
Фото — отсюда.

И как связаны с моей бодрствующей жизнью сны о домах и квартирах, по которым я раньше непрерывно блуждала внутри. Их я все чаще вижу сейчас со стороны, со всеми подробностями планировки и даже с щелями вместо дверей, чтобы проникать внутрь и наружу непривычным способом.

Реки и моря (да и дома-квартиры), однако, не всегда чистые попадаются. Занимаюсь их очисткой.

А еще в последнее время мне все подворачивается метафора, что я — Ежик с узелком, который упал в Реку. Что здесь река? У Агранович: «Мир можно разделить по реке». Ну, по морю тогда — и подавно. Что за деление мира у меня в снах все никак не завершится? Слом, передел да очищение.
Фото — Петрова Александра.

А Ежик плыл не просто так, он плыл в другой мир. И Рыба, на спине которой он переправился на другой берег, — символ новой жизни, перерождения.

После интенсива по стоикам, каждое утро продумывая свои стоические практики, горевала: это же все о снижении тонуса, уровня проживания чувств, об отпускании, об уходе в тень, в небытие. Смерть, одним словом.

Пожила с этим. Побыла Ежиком. И вчера вдруг поняла, зачем я накануне весь вечер пекла эти морковные кексы со сливочной глазурью, зачем потом неслась, рассекая волны, по улице имени Железных Вод.
Фото — Татьяна Солтицкая.

Низачем, просто так. Но и затем, что все считается. To make each day count, как сказал Джек-Дикаприо из «Титаника». Для меня это еще и принятие, и уход от привычного обесценивания. И себя, и других. И своих поступков, и поступков других. Но чтобы не-обесценивать, нужны поступки. Вывод: действовать все же нужно. В моем случае не совсем так, как Вождь, которого Макмерфи вдохновил выдрать с корнем пульт в душевой. Хоть из дыры и забила все та же вода!

Как бы в честь этого всего (на самом деле тоже — низачем) подарила себе сережки с танзанитами. Именно этот синий камень, а никакой не алмаз, сыграл в кино то самое «Сердце Океана», что булькнув, пошел ко дну, отпущенный бестрепетной рукой состарившейся Розы.

Мораль: celebrate, not celibate!

You may also like